Меню

Keina snape кот который выжил



Кот-который-выжил (джен)

Название: Shadow
Автор: Keina Snape
Ссылка: http://www.fanfiction.net/s/3770518/1/Shadow
Язык: Французский
Наличие разрешения: Разрешение получено

Чтобы скачать фанфик войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Сломанные крылья (джен) 33 голоса
Mutus (джен) 28 голосов
Однажды все может измениться. Часть 1. (джен) 14 голосов
О чёрных котах и белых воронах (джен) 14 голосов
Молчание (джен) 11 голосов
In saecula saeculorum (слэш) 4 голоса

Показано 3 из 13 | Показать все

— Потом я вернусь домой» Как-то двусмысленно это прозвучало. Домой это куда, в башню? Или к Снейпу?

Замечательная глава! Я уже и не надеялась)

Спасибо переводчикам!!
Радует весть, что продолжение не за горами ^..^ Очень ждем.

>>заражённых Герйбеком — перепутаны буквы

>>« усыновление» — лишний пробел

Блин, что-то эти Дерсли режут мне глаз.

П.С. Ну и Поттер — истеричка, ИМХО это всё-таки перебор в его возрасте, даже с учётом его последних психологических травм, для сопляка из «Новый дом для Гарри» такое поведение выглядит как-то правдоподобнее.
Но таки-спасибо!

Вообще говоря, в его возрасте бушуют гормоны, к тому же проблемы из-за силы Волдеморта (это я про чувствительность к магии. В доме 4, наверняка очень много негативной энергии и воспоминаний), и то, что с ним сделали Пожиратели. Все наслоилось. Мне сначала показалось, что у Дурслей в своей комнате, Гарри увидел богарта. Дядя уж очень реальный получился.
Да бог с ними с истериками, какой тут Северерус. Как глоток свежего воздуха! А продуманность развития севвитуса, да и проблемы Люпина органично втерты.
Вы смотрите в глубь, а не наносное.
К тому же, какой смысл высказывать недовольства переводчикам. Они-то что могут сделать.

от 02.02.2016 в 13:24

Да, Люпин несколько напрягал не только Гарри, но и читателя. Ну зато, теперь понятно, что у него случилось и откуда такой чудесный сынуля)) Боюсь они с Гарри слишком оптимистично настроены насчет Локи. Хоть у Снейпа нет иллюзий.
Вы знаете, лучше пусть Гарри немного попсихует, а Снейп его откомфортит, чем полномасштабный ангст и треш, как иногда бывает в фиках. Здесь Гарри еще вполне вменяемый. Кажется, в Кровь Принца и его сиквеле Поттер совсем себе на уме.
Севвитусов так мало стало, и этот фик радует глаз.

Источник

Подтверждение

Глава 1. Последний дар. Колыбельная Лили

«Сириус…»
Погруженный в беспокойный сон, подросток с растрепанными волосами яростно сражался с одеялом.
« Вернись…Сириус…Нет! Завеса! Подожди меня… Прости…»
С приглушенным криком мальчик резко проснулся. Глядя вокруг невидящим взглядом, он перевел дух.

Было лето, и снова Гарри находился на Тисовой улице у своих тети и дяди… и Сириус был мертв. Мертв. Упал сквозь Завесу. Из-за его ошибки.
Беллатрикс, зеркало…смерть.

На ощупь мальчик попытался найти свои очки, но неудачно. Он вздохнул. Какая разница? На дворе ночь, темнота, он не кричал громко — Вернон на всех парах не влетит в распахнутую дверь с воплями, что он должен прекратить мешать всем мирно спать.
Спать с миром? Как Сириус?
Как бы он мог покоиться с миром после того, как так глупо был убит в министерстве. Бессмысленно… не успев успев очистить свое имя от обвинений в убийстве, не успев насладиться свободой и общением с крестником, с Гарри. Сириусу досталась только смерть.

Гарри подавил всхлип. Ночь за ночью крестный приходил в его сны, чтобы снова и снова умирать. Конечно, можно было попросить зелья Сна-Без-Сновидений у Ордена, но… Поттер считал, что не заслужил забытья. Сириус мог являться ему каждую ночь, это не исправит совершенных им, Гарри, ошибок. Единственный человек, которому он был нужен после смерти родителей, умер из-за него… как и они, разве не так?

Не способный снова заснуть, Гарри подошел к окну. За решеткой светила полная луна. «Люпину, должно быть, непросто в такое время», — подумал мальчик.
На несколько мгновений он прижался лбом к прутьям решетки, желая просочиться сквозь них, спрыгнуть на улицу, убежать далеко… Туда, где бы никто его не знал, где бы никто не умирал. Совсем немного — забыть… Что толку мечтать?
Лучше вернуться в кровать. Завтра его ждет куча домашней работы. Или встреча с дементорами.
Завтра день его рождения. Если это кому-то важно…
Гарри Поттер скользнул в постель и провалился в черный, душный сон без сновидений.

Он не слышал, как пробило полночь.
Он не видел, как три серые, похожие на туман, тени появились в комнате и окружили его кровать.
— Гарри… Прости меня…
Мальчик вздрогнул во сне.
— Не буди его, Сириус. Он не должен нас видеть, это может все усложнить…
— Я знаю, — вздохнула фигура с длинными черными волосами. Во взгляде говорившего читалась печаль. — Но если бы я мог просто сказать ему, насколько я сожалею…
— Сириус, Джеймс прав, — ответил нежный голос женщины, стоящей в стороне. — Когда-нибудь он поймет. Но у нас только одна ночь, и мы должны выбирать.
— Понимаю, — сказал Сириус тверже. — Мы уже говорили об этом. Просто трудно смотреть, как твои ошибки разрушают того, кого ты хотел бы защитить.

Призраки Джеймса и Лили приблизились к нему, сливаясь в одну защитную тень. Некоторое время они молча смотрели на спящего мальчика, неведающего об их присутствии.

— Я сожалею, Гарри, — с нежностью произнесла Лили, — обо всех наших ошибках, о твоих страхах, о том, что оставила тебя одного… У нас только эта ночь, любовь моя. И ты никогда об этом не узнаешь… Смерть Сириуса не была напрасной. Сегодня, мой мальчик, прими наш последний подарок, единственный, который мы можем передать, и используй его с умом. Никогда не забывай, что мы любим тебя и по своей воле отдали за тебя наши жизни. Мы гордимся тобой. Мой маленький лев… С Днем рождения!
Молодая женщина повернулась к своим спутникам, и они кивнули ей. Двое мужчин встали над спящим подростком, протянув руки.
— Для тебя, мой сын. Будь смелым. Будь справедливым. Я верю в тебя, ты найдешь свою дорогу. Я люблю тебя, Гарри…
— Прости меня, Гарри, я не был тебе таким крестным, каким хотел быть. Моя смерть не должна тяготить тебя. Я уже давно должен был быть мертв, а встретить тебя — было просто подарком судьбы. Мы снова увидимся… когда все закончится.

Лунный луч проскользнул сквозь решетку, освещая три призрачные тени, склонившиеся над кроватью.
Нежный голос запел старинную колыбельную, чья мелодия достигла мальчика даже в глубине его сна.
Золотистый туман потянулся из рук мужчин и стал клубиться над спящей на кровати фигурой. Казалось, что пока звучала песня, время остановилось. Туман вился над мальчиком в легком танце, переливаясь в лунном свете.
Колыбельная стала тише, медленнее, пока не замерла на выдохе. Будто подчиняясь музыке, туман замер, а затем стал быстро таять на подростке, пока полностью не исчез. Мальчик вздрогнул во сне.

— Я люблю тебя, Гарри, — последний раз прошептал голос Лили, прежде чем она исчезла. С другой стороны бесшумно растворились две другие фигуры.
Снаружи какая-то собака тоскливо завыла на полную луну.
В доме номер четыре по Тисовой улице теперь уже шестнадцатилетний подросток еще некоторое время светился странным светом.

Глава 2. Перед тем, как уйти

Гарри проснулся от ударов в дверь и прыжком соскочил с кровати. Дядя, казалось, был в худшем расположении духа, чем обычно… Конечно, Вернон никогда не относился к категории людей, которые просыпаются в добродушном настроении, но с начала лета его характер стал просто невыносимым. Хорошо, что большую часть времени Вернон старался игнорировать племянника.

К сожалению, не всегда.

Работа по дому на самом деле не сильно напрягала мальчика. Напротив, занимаясь уборкой, готовкой или работая в саду, он мог спрятать подальше воспоминания о Сириусе, падающем сквозь Завесу, о Волдеморте, Беллатрикс… А когда Гарри уставал достаточно сильно, ему иногда даже удавалось спать, не видя сны, и это было прекрасно.

Но не только у Гарри в этом доме были проблемы. Пускай дядя Вернон совершенно ничего не знал про войну и угрозу, которую представлял Волдеморт, магловских неприятностей хватало, чтобы сделать его крайне раздражительным. Грядущее закрытие завода, плохие отметки Дадли, авария, в которую попала Мардж, разыгравшийся ревматизм, да еще и подскочивший уровень холестерина — во всех этих несчастьях, безусловно, был виноват Поттер. Дрянной мальчишка, которого они приютили в годовалом возрасте, с его врожденным уродством, его дерзостью, его…
Вернон был в ярости. Во всем был виноват племянник, неблагодарный ребенок, портивший им жизнь со дня появления!

Этим летом мужчина решил сделать все возможное, чтобы забыть о его существовании. Пускай выродок просидит все лето в своей комнате — будет замечательно. Но крестный Поттера умер, и мальчишка каждую ночь просыпался с криком…

К черту этих ярмарочных фокусников, угрожавших ему на вокзале. Мальчишку нужно было приучить к дисциплине, и он, Вернон, должен этим заняться. Никто не посмеет упрекнуть его за желание восстановить порядок в своем доме!

Ему стало лучше после того, как однажды он как следует тряхнул мальчишку. Несколько пощечин, чтобы успокоить детскую истерику, положительно отразились на состоянии нервов самого мистера Дурсля и не причинили, по-видимому, племяннику особого вреда. Мальчик принимал наказание со смирением, будто понимая, что заслужил его… В конце концов, возможно, Вернон нашел отличное средство, чтобы приструнить этого наглеца. Всегда знал, что хорошая трепка только на пользу детям… и их опекунам.

Дверь распахнулась, и Вернон зашел в небольшую комнату. Нервничая, Гарри встал около кровати, ожидая продолжения.
— Слушай меня! Ты не шевелишься! Не дышишь! Ничего не трогаешь! Мы едем навестить Мардж в больницу и вернемся вечером. НЕ СМЕЙ ВЫХОДИТЬ ОТСЮДА! – пророкотал дядя.
Расслабившись, Гарри с облегчением кивнул:
— Да, дядя Вернон.

Секунду Вернон колебался. Оставить мальчишку одного в доме на целый день… но у него не было выбора. Фигг заболела, Мардж — в больнице, а приставить к маленькому монстру Дадли — такой вариант вообще не рассматривался. К тому же, Мардж очень хотела повидать племянника. Кинув последний угрожающий взгляд, Вернон закрыл дверь в спальню и принялся запирать замки. С ними мальчишка в любом случае далеко не уйдет.

Гарри не мог поверить своей удаче. Целый день в одиночестве — настоящий подарок на день рождения! Конечно, украсть немного еды сегодня вряд ли получится, но он рассчитывал, что Хедвиг принесет традиционные праздничные угощения, которые миссис Уизли, Хагрид и Гермиона никогда не забывали ему отправить.

Он ничего не получит от своего крестного… Знакомая боль обожгла сердце. Еще один праздник без Сириуса…

Гарри насторожился. На улице хлопнули дверцы автомобиля, и завелся мотор. Через несколько секунд машина выехала на дорогу, и мальчик смог расслабиться. В его распоряжении оказался целый день, и можно было делать все, что захочется! Или, как планировал Гарри, ничего не делать.

Вздохнув, он вытянулся на кровати. Прошлой ночью, после того, как снова удалось заснуть, ему снился странный сон. Детали ускользали, но, кажется, там был Сириус вместе с родителями Гарри, которые поздравляли его с днем рождения. Странно, этот сон не оставил чувства горечи, как обычно. Родные ни в чем его не обвиняли…

Он чувствовал умиротворение и любовь, и еще… мягкое тепло, которое пронизывало его.

Да, это был странный сон. Жаль, что Вернон разбудил его.

Гарри закрыл глаза и попытался вернуть то ощущение тепла, вспомнить подробности, но видение ускользало.

Он начал засыпать, когда знакомый звук разбудил его: чей-то клюв стучал в стекло!
Гарри открыл глаза и поспешил распахнуть окно. Белая сова с шумом влетела в комнату, недовольная тем, что ей пришлось ждать.
— Прости, Хедвиг, нужно было оставить окно открытым! — извинился мальчик.
Сова недовольно ухнула, словно соглашаясь, и, опустившись Гарри на плечо, принялась нежно пощипывать его пальцы. Он улыбнулся:
— Спасибо, Хедвиг! Я тоже по тебе скучал!

Гарри погладил сову по белой голове и заметил маленький пакет, привязанный к лапке. Улыбаясь, он отвязал его и положил на кровать, прежде чем отнести Хедвиг в клетку. Гарри протянул ей печенье, и она жадно его склевала, после чего, гордая исполненной миссией, переместилась на насест, подремать.

Наблюдая за ней, мальчик улыбался. Хедвиг была для него не только единственной связью с волшебным миром во время каникул, но и настоящим близким другом. Настроение неожиданно поднялось, и Гарри отправился открывать то, что без сомнения должно было быть его первым подарком на день рождения.

Из оберточной бумаги выпало письмо. Аккуратный почерк, ровные строчки… Это от Гермионы!

«Дорогой Гарри,
Надеюсь, ты хорошо проводишь лето с твоими родными и не слишком много думаешь о случившемся в Министерстве.
Я только что приехала в Нору после месяца, проведенного с родителями во Франции. Это действительно потрясающее место, с какой стороны ни посмотри, и по истории, и по магии. Заклинания, наложенные на все эти старинные замки, просто невероятны! Я много чего узнала о местных традициях и встретила несколько учениц из Бобатона. (Но не Флёр).
Боюсь, что не успеваю прочитать всё к началу учебного года, но я слишком волнуюсь из-за результатов СОВ. Они вот-вот должны прийти!
Браслет, который ты найдешь в пакете, из магазинчика в одном из городков, где я была этим летом. Это — «Карманный Спасатель». Продавец, французский волшебник, рассказал мне, что маги пользовались такими во время последней маггловской войны. Если его хозяин тяжело ранен, браслет осторожно левитирует владельца к человеку, который лучше всего может помочь ему. Полагаю, тебе это может пригодиться.
Надеюсь, ты не слишком скучаешь этим летом и, несмотря ни на что, хорошо отпразднуешь день рождения.
Мы с Роном очень хотим тебя видеть. Миссис Уизли просила Дамблдора позволить тебе поскорее приехать в Нору. Джинни в нетерпении, близнецы тоже не могут дождаться, когда покажут тебе свои новые изобретения. (Миссис Уизли угрожает отречься от них, если они продолжат использовать их в Норе!)
Береги себя!
С днем рождения!
Гермиона».

Гарри улыбнулся, отложив письмо. Гермиона определенно не из тех, кто проводит лето, загорая!

С любопытством он открыл пакет и достал небольшой серебряный браслет-косичку, скользнувший между пальцев. Гарри осмотрел его: ничто не указывало на волшебную природу этого предмета. Но Гермионе можно было доверять: если она что-то говорила, то так оно и было. Когда мальчик надел украшение на запястье, его окутало ощущение тепла и защиты. Сириус и родители не могли больше заботиться о нем, но друзья никогда не оставляли его без присмотра… Браслет натянулся и стал нужного размера.

Гарри еще не успел убрать письмо Гермионы, как ему на колени обрушилось торнадо из перьев, едва дыша под грузом большой посылки.
Мальчик поспешил освободить Эррола от пакета и предложил ему воды. Старый филин давно вышел из возраста, подходящего для таких долгих перелётов!

С благодарностью птица погрузила клюв в чашку с водой и чуть не захлебнулась. Гарри поддержал ее и погладил по крыльям под недовольным взглядом внезапно проснувшейся Хедвиг.

Когда он понял, что филин может держаться на насесте самостоятельно, мальчик поспешил открыть посылку, чуть не ставшую причиной гибели птицы.

Он улыбнулся, увидев огромный торт, который миссис Уизли, верная традиции, приготовила для него. Чувствуя благодарность, мальчик отрезал себе большой кусок. Его измученный желудок бурчал от голода!

Он открыл письмо, лежащее рядом:

«Гарри, дорогой,
Дамблдор мне обещал, что переправит тебя в Нору, как только Орден будет посвободнее, что должно случиться со дня на день… Мы все не можем дождаться, когда увидим тебя здесь. Надеюсь, родственники относятся к тебе хорошо. Даже если тебе у них невесело, думай о том, что там ты в безопасности, и не отходи далеко от дома!
До скорой встречи! С днем рождения!

Гарри все больше успокаивался. Совсем скоро он будет в Норе, и лето наконец-то начнется!

Не успел мальчик отрезать себе второй кусок торта, как шум за окном заставил его вскочить на ноги. Ему удалось увидеть трех тяжело нагруженных сов, столкнувшихся в воздухе и дерущихся за право первой влететь в окно!

Гарри не смог удержаться от смеха, когда самая маленькая из трех птиц, Сычик, ненамного превосходящая по размерам цыпленка, издала резкий крик, зажатая между двумя крупными совами Хагрида и близнецов.

Он тут же поймал малыша, чтобы утешить, но маленькому совенку хватило минуты, чтобы прийти в себя и начать пищать изо всех сил своих легких на двух других сов, которые влетели внутрь.

Гарри поблагодарил Небо, что Дурслей нет целый день. Пять птиц мало того, что превратили комнату в совятню, но еще и подняли невообразимый шум, видимо, чтобы отпраздновать его день рождения!

Мальчик попытался успокоить самого неугомонного, Сычика, отвязав от его лапки пакет и дав угощение. Торопливо он открыл письмо Рона, приложенное к подарку.

«Гарри!
Чего ты там застрял? Гермиона уже здесь, и у Фреда с Джорджем готова сотня новых невероятных приколов! Твои магглы держат тебя взаперти? Если так, мы за тобой приедем! Дорогу мы знаем!
Загляни в коробку. Это не сравнится с зеркалом Сириуса, но, думаю, мы найдем этому применение.
Поскорее приезжай!
С днем рождения!
Рон».

Заинтригованный, Гарри поспешил открыть пакет. Оттуда ему на ладонь выпала миниатюрная метла. Когда он сжал пальцы, длинный кусок пергамента развернулся из рукоятки.

«Метла-Записка: заставьте ваши послания летать! До 10000 записей на пергаменте стандартным пером! Запрещено использовать во время официальных экзаменов!»

« Офигеть…» — подумал Гарри, улыбаясь в предвкушении. Идея вернуться в Хогвартс казалась как никогда привлекательной!

Вторая большая посылка, принесенная совой странного вида, была заполнена домашним печеньем, изготовленным Хагридом, третья содержала кое-какие товары братьев Уизли, с обещанием показать еще больше, когда он приедет в Нору.

Гарри вздохнул. У него не было новостей от Дамблдора целое лето. Когда директор собирается за ним приехать?

Но это не повод расстраиваться. Совы принесли ему хорошие новости, и он совершенно точно окажется в Норе до конца недели.

День пролетел быстро, в написании ответных писем с благодарностями и развлечением с подарком Рона. Эта миниатюрная метла резво летала, и, честно признаться, неплохо заменяла снитч.

Гарри чувствовал себя почти беззаботно, когда услышал, как на подъездной дорожке паркуется машина. Тяжело хлопнули дверцы, и мальчик ощутил, как на сердце снова опускается тяжесть. Полный неприятных предчувствий, он открыл клетку с Хедвиг.

— Улетай, — прошептал Гарри. — Отправляйся в Нору и жди меня, тебе незачем здесь оставаться. Я не задержусь надолго.

Сова с беспокойством куснула ему пальцы. Он погладил её по голове, чтобы успокоить, и снова открыл окно. Кинув полный сожаления взгляд, Хедвиг улетела.

Гарри смотрел, как она удаляется, в то время как на лестнице раздались шаги. Это был дядя Вернон, мальчик узнал его по тяжести походки, но что-то было не так, как обычно…
Замки открывались один за другим. У Гарри сжалось горло.
Дверь распахнулась и закрылась сразу за Верноном.

Поттер всегда испытывал страх перед дядей, особенно, когда тот был в бешенстве. Но в этот раз его вид напугал Гарри больше обычного. Мальчик почувствовал, как волна ненависти наполняет комнату. Лицо Вернона было ярко-красным, а местами почти фиолетовым, исключая белые пятна сведенных челюстей и вокруг глаз. От ярости он не мог произнести ни слова.
— Она умерла, — еле выговорил он.
— Я… я сожалею, — пробормотал Гарри. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы осознать: Мардж! Мардж умерла. Значит, она не была такой уж несокрушимой, как ему казалось…
— Сожалеешь! — Вернона, наконец, прорвало. — Ты должен сожалеть! Это ты виноват! Все из-за тебя!
Гарри онемел. Он не знал деталей аварии Мардж, но был уверен, что не имеет к этому отношения.
— Ты, с твоей ненормальностью… твоя вина… всегда! Ты приносишь несчастье! Притягиваешь смерть!
Гарри пошатнулся. Образ Сириуса, падающего сквозь Завесу, ожег его, как удар хлыстом.
— Нельзя… нельзя было соглашаться брать тебя. Бросить на улице, вот что было бы разумно. Сколько раз я хотел… но — нет! — Вернон, взбешенный до крайности, все еще был не в состоянии говорить нормально. — Несчастье… смерть… Это ТЫ должен был умереть! Неблагодарный маленький мерзавец! Испорченный до мозга костей урод! В тебе зло… Ты хуже, чем насекомое! Нужно было раздавить тебя давным-давно!

Парализованный, Гарри пытался вздохнуть. Окружающий мир вдруг начал расплываться. Мальчик видел, как Вернон вытягивает ремень из брюк и зло смотрит на него, но все еще не понимал…
— Ты ее убил. Ты всех убиваешь… своих родителей… Вестник несчастья! Ты ни на что не годен, и не заслуживаешь даже воздуха, которым дышишь! Ты все портишь! Все умирают из-за тебя!

Ремень взвился в воздух. Вернон, потерявший разум от горя, со всей силы полоснул по груди мальчика. Слова дяди все еще звучали в сознании Гарри; не успел он ощутить боль от первого удара, как второй обрушился на его лицо. Затем третий. Выйдя из транса, Гарри поднял руку, чтобы защититься. Очки упали на пол. Он не мог одновременно сконцентрироваться на словах и на жестах дяди…
Все новые обвинения взрывались в его голове…

— Убийца! Скольких еще? Мою семью, которая тебя приютила?! Грязный маленький монстр, как еще ты хочешь нам навредить? Ты — проклятие!
Его слова были справедливы. Наказание было заслуженным.
Поэтому мальчик перестал защищаться и попытался принимать удары без криков. Может быть, так он сможет за все расплатиться? Может быть, этого будет достаточно, чтобы получить прощение? Нет, невозможно…
Ярость Вернона не утихала. Он был прав, и маленький монстр знал это. Ждал ударов, стоя на коленях, готовый их принять!

Когда спустя некоторое время у Вернона не осталось больше сил, он остановился и посмотрел на лежащее у его ног стонущее тело, покрытое кровью. Он толкнул его ногой и вытер лицо, пытаясь успокоиться достаточно, чтобы заговорить.

— Завтра… завтра, неблагодарная тварь, ты уберешься отсюда. Складывай свои вещи. Сообщай своим дружкам. Пусть забирают тебя, или ты будешь ночевать в канаве, мне все равно. Больше ты здесь не живешь. Не смей больше приближаться к моей семье! Никогда!

Плюнув на мальчика, мужчина развернулся и вышел из комнаты, в этот раз не закрыв замки.

Ночь почти уже опустилась на землю. На улице дул ледяной ветер… Две темные фигуры появились из ниоткуда и приблизились к дому. Они остановились в нескольких метрах от сада, испытывая одновременно нетерпение и триумф.

В маленькой спальне дома четыре по Тисовой улице Гарри Поттер плавал на грани благословенного беспамятства. Черное, красное… Он должен уйти. Уйти до того, как принесет несчастье. Смерть. Или даже много смертей. Он хотел подняться, но не мог пошевелиться, тело не слушалось… Но ему нужно уйти. Побыстрее. Мальчик ощутил, как нагрелся браслет вокруг его запястья, словно медленно просыпаясь. Да, нужно следовать за браслетом, но сначала… Нужно что-то сделать.
Но что?
В памяти смутно всплыли слова какой-то колыбельной.
Когда спустится ночь… звезда…

Миг спустя он открыл глаза. Странно, темно — а видно, как днем. Теперь подняться. удивительно, он может стоять на ногах! Нет, на четырех лапах! Все тело болело, но. но? Что-то ускользало от сознания…
Что он здесь делает? Ему нужно уходить, но почему?
Нечто теплое и успокаивающее блестело вокруг шеи, и, неожиданно в его теле появилась странная легкость. Он знал, куда должен отправиться… или, по крайней мере, кто-то знал и подсказал ему. Мгновение спустя черный тощий кот проскользнул сквозь прутья решетки в комнате на Тисовой улице, спрыгнул в сад и прошмыгнул под свежеокрашенным забором.

В то же время двое Пожирателей Смерти вошли в дверь так же бесшумно и аккуратно, как и покинувший дом кот.

Глава 3. Кот, который выжил

Северус Снейп не любил лето.

Наступила жара, и он чувствовал себя некомфортно в черной мантии. Стоило лишь отвлечься, и зелья теряли стабильность, а студенты… Ну, допустим, студенты были на каникулах. Эти возмутители спокойствия наслаждались летней порой, портя нервы своим близким, а не Северусу, за что он был им очень благодарен.

Сменив слизеринские подземелья на родовое поместье, он мог целиком посвятить себя зельям, уединившись в прохладе личной лаборатории. Соблазнительная картина… только вот оказалось, что здесь уж слишком спокойно.

Конечно, ученики выводили его из себя по сто раз на дню. Особенно идиоты-хаффлпафцы на пару с самодовольными гриффиндорцами… Но это, по крайней мере, отвлекало от других мыслей.

Посмотрев на черный контур метки на руке, Снейп в который раз подумал, что случилось бы, если бы он выбрал… если бы послушал…
Не важно. Решение принято давным-давно, оставалось только смириться с этим. Темный Лорд мог призвать Северуса в любой момент, и зелья должны были быть готовы.
И они всегда оказывались готовы в срок.
Снейп взглянул в окно и увидел, что небо начало светлеть. Вставало солнце. Покинув лабораторию, он поднялся по лестнице, ведущей в сад.

Члены Ордена наверняка посмеялись бы, узнай они, что Северус Снейп — шпион, Пожиратель Смерти, вспыльчивый учитель зелий — любил выбираться из своих подземелий, чтобы взглянуть на восход солнца.

Но никакие мысли окружающих не умаляли ощущений Северуса. Несколько минут он мог наслаждаться иллюзией того, что не все еще потеряно, что мир еще способен обновиться. Несколько минут — а потом наступал день, и Северусу приходилось возвращаться в сумерки лаборатории.

Солнце сегодня запаздывало. Над землей стелился туман, такой необычно холодный для лета, что Снейпа пробрала дрожь…
Куст неподалеку привлек его внимание. Внутри куста что-то шевелилось. Не раздумывая, Снейп достал палочку и подкрался ближе. Раздвинув ветки, он замер: на него со страхом и надеждой смотрели два зеленых глаза… В памяти зельевара промелькнули чужой смех, улыбка, другие глаза… Он тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли.

Замерев среди веток, на Северуса неотрывно смотрел черный кот. Что-то блестело у него на шее. По всей видимости, животное принадлежало кому-то из соседей, и пришло сюда, исследуя территорию. Заинтересованный, мастер зелий поднял существо за шкирку и поднес к лицу. Это был уже не котенок, но и не взрослый кот — слишком уж маленький и легкий. Профессор чувствовал, как зверек дрожит от страха. Солнце, наконец, пробилось сквозь туман, и Снейп смог рассмотреть животное получше.

Хорошее настроение тотчас исчезло. Кот был не просто маленьким и испуганным, его явно морили голодом и избили до крови. Странно, что он вообще дался хоть кому-то в руки.

Снейп не испытывал симпатии к ученикам. Ему платили не за то, чтобы он был им нянькой или любезничал с ними. Пожиратель Смерти, шпион… к тому же, тяжелое прошлое его ожесточило. Но профессор не одобрял, когда с детьми, животными или любыми другими существами, не способными защитить себя, будь то даже первокурсник с Хаффлпафа, обращались так отвратительно!

Опасаясь поранить кота, зельевар опустил его на землю. Казалось, тот почувствовал облегчение, но убежать не пытался, будто выжидая чего-то и глядя странным потерянным взглядом.
Снейп практически не колебался. «Что ж, я в состоянии поднять на ноги полумертвого, значит, с лечением кошки тоже справлюсь. Судя по виду, бедняге пришлось сражаться с гиппогрифом».

Зверек не двигался.
Снейп осторожно поднял его и понес к себе. Казалось, что многочисленные раны еще кровоточат, но черный мех мешал оценить повреждения.
Захватив кувшин с водой и чистую тряпку, зельевар начал аккуратно смывать кровь успокаивающе бормоча:
— Боюсь, твои сородичи не одобряют водные процедуры, но это для твоего же блага. Сиди смирно.
Сердце кота бешено колотилось, однако, он не двигался. Снейп с удивлением подумал, что это животное гораздо сообразительнее и менее капризное, чем большинство студентов, и даже начал испытывать к нему симпатию. Симпатию, которая немедленно испарилась, как только он смыл кровь с головы бедняги.

Северус ошибался, думая, что кот полностью черный. На лбу у животного красовалось большое белое пятно в форме молнии. Снейп скрипнул зубами: перед его глазами возник образ некоего гриффиндорца.
— Мерлин! Неужели на мне проклятие, и я должен спасать всех поттеров мира, даже кошачью версию Драгоценного Избранного?
Заслышав угрожающие нотки в голосе мужчины, кот сощурил глаза и съежился.
Снейп помахал рукой в воздухе, словно отгоняя эту мысль:
— Отлично. Если уж мне суждено быть преследуемым всеми глупыми и наглыми зеленоглазыми существами с изображением молнии на лбу… — он подхватил кота и поднял на уровень глаз, — то нарекаю тебя Котом-который-выжил.
Кот в ответ лишь моргнул.

День медленно вступал в свои права, но туман, казалось, не собирался рассеиваться. С неприятным предчувствием Северус ждал знакомого жжения в руке, жжения, которым его господин напоминал о себе. Чувство неправильности происходящего было отчетливым, и это сильно нервировало. Вот уже целую неделю Снейп не общался ни с кем из Пожирателей, и в Ордене забеспокоились.
Может быть, Волдеморт сомневается в его верности? Может быть, готовит новую атаку против маглов или Драгоценного Поттера?
Снейп раздраженно вздохнул. Не было никакой возможности узнать… Ради чего рисковать жизнью, шпионя, если ему ничего не рассказывают?

На столе кот осторожно пошевелил лапой, меняя положение. По всей видимости, раны причиняли ему боль. Кто мог довести животное до такого состояния? Его хозяева?
Снейп рассмотрел странный серебряный ошейник кота. Вещица, определенно, была ценной, ее хозяева должны были дорожить любимцем. Но медальона с именем не было, а значит, не было никакой возможности вернуть животное домой.

Он задумался: ему уже приходилось лечить животных раньше, но тогда речь шла о магических существах… С другой стороны, разве не говорят о кошках, что они полны магии?
Зельевар подошел к шкафу, достал маленький синий флакон и глиняный горшочек. Напоить кота зельем и заставить его не шевелиться, пока он будет накладывать бальзам — это может оказаться непростой задачей. Возможно, стоит сперва обездвижить животное.
В сомнениях он посмотрел на кота. Тот, казалось, понимал, что ему хотят помочь, и до этого момента сопротивляться не пытался…
— Кот, если ты понимаешь, что для тебя лучше, то не будешь дергаться. Бальзам, который я сейчас нанесу, охладит твои раны и поможет им затянуться.

Животное слушало с внимательным и немного удивленным видом. Снейп выругался про себя: ну вот, уже разговаривает с котом, будто тот в состоянии его понять! Еще немного, и он повяжет ему розовый бантик вокруг шеи! Зельевар фыркнул и положил руку на спину животного, пытаясь успокоить:
— Вот так. Не двигайся. Сейчас…

Бальзам с трудом проникал сквозь густую кошачью шерсть. Несмотря на свой ошейник, кот больше походил на обитателя помоек, чем на породистого завсегдатая кошачьих выставок.
Снейп потянулся к украшению и начал ощупывать, пытаясь найти застежку.
Кот, спокойно сидевший до этого момента, внезапно вскочил и стал отчаянно вырываться. Зельевару, удивленному такой реакцией, пришлось отпустить ошейник, чтобы удержать животное.
Кот перестал сопротивляться, но держался настороженно.
— Хорошо, я понял, мне нельзя трогать твой ошейник, — сказал мастер зелий успокаивающим тоном. Странная реакция для животного… Что творится в кошачьей голове? Возможно, кот решил, что его пытаются задушить.

Погрузившись в размышления, Снейп нанес лекарство на последние видимые раны. Тот, кто сделал это с животным, был настоящим садистом… Тело зверька было покрыто ранами практически повсюду, не пощадили ни голову, ни нос. В добавление к этому, кот не мог опираться на одну из лап и хромал, вызывая жалость.
Северус покачал головой. Если сегодня вечером придется участвовать в рейде против маглов… Ну, он хотя бы кошке смог помочь. Может быть, это послужит хоть каким-то искуплением…

Северус ничего не имел против животных. Большую часть времени они молчали и не задавали глупых вопросов. Собаки, конечно, шумнее и несноснее, но к кошкам с их врожденной гордостью и скрытностью он был неравнодушен.
Между тем, в существе перед ним не было ничего гордого или загадочного. Измученный кот лежал на столе, подобрав под себя лапы.
«Слишком худой», — волшебник достал палочку и наколдовал миску, куда налил предназначенное для кота зелье. Было бы неплохо развести его в молоке, но тогда его эффективность сильно снизится. Зельевар аккуратно подвинул миску к мордочке животного. Кот осторожно, с любопытством опустил в нее нос, только для того, чтобы с разочарованным видом отвернуться. «Не вышло», — подумал Снейп.
— Постарайся, кот. Это для твоего же блага.
Убедительный тон, которым это было сказано, не произвел на уставшее животное никакого впечатления.
Снейп вздохнул: вливать зелье силой не хотелось.

Ему в голову пришла одна идея. Открыв шкаф, зельевар достал коробку, заполненную флакончиками разных цветов.
«Земляника… мед. роза… это не пойдет… грейпфрут… древесина… Сардины!»
Удовлетворенно вздохнув, он капнул две капли в кошачью миску.
Время на эти образцы искусственных вкусов для зелий потрачено не зря, в конце концов, они ему пригодились!
Заинтригованный запахом, кот снова подвинулся к миске и начал жадно лакать.
Снейп тихо засмеялся: в конце концов, зверек был чудесным развлечением, несмотря на свою схожесть с Поттером. С какими бы проблемами ни приходилось сталкиваться, шла ли речь о людях или о животных, профессору нравилось находить решения, особенно, если получалось выйти из положения с помощью зелий.

Лекарство придало коту сил, и он захромал по столу, обнюхивая флаконы и инструменты, показавшиеся интересными.
Снейп поторопился его поймать.
— Не так быстро, Поттер, и не надейся уничтожить мою собственность!
Мастер зелий осекся и усмехнулся, поняв, что сказал. Этот ужасный зеленоглазый кот был настоящей карикатурой на всеобщего героя… Чем дольше Северус думал об этом, тем веселее ему становилось. Кот мог бы стать сенсацией в магазине фамилиаров на Косой Аллее!

Зверек невинно смотрел на него с непонимающим видом, словно размышляя, где он и что здесь делает… Снейп покачал головой.
— Что ж, полагаю, я не могу выставить тебя вон в таком виде, не так ли, Кот-который-выжил? Акцио свитер!
Решительным жестом он постелил старый свитер рядом с камином и переложил на него кота.
— Акцио рыба!
Остатки рыбы, использованной для приготовления одного из зелий, оказались в миске, из которой кот до этого пил, и Снейп поставил ее рядом со свитером.
Кот рывком набросился на содержимое с энтузиазмом давно некормленого животного.

Северус смотрел на него с любопытством. Избитый, голодный… Хотелось бы верить, что хозяева ищут его повсюду и не имеют никакого отношения к страданиям животного. Одного мученика Поттера более чем достаточно!
Довольный, сытый и не испытывающий больше боли, зверек шмякнулся на свитер.
— И это называется кошачьей грацией, полагаю? — бросил мастер зелий, поднимая бровь.
В ответ кот зажмурился и вскоре провалился в глубокий сон — сон сытого молодого животного…

Он не просыпался целый день.
Оторвавшись ненадолго от своих зелий, Снейп отправился взглянуть на больного, и его немедленно потянуло зевать. Дурной пример заразителен… Как давно он сам не спал вот так беспробудно, ни о чем не тревожась? С той поры прошло очень много лет, подумалось ему, слишком много…
Машинально он потер метку. Ничего. Все еще ничего. Что происходит?
Туман до сих пор не рассеялся, не давая воздуху нагреться.
Северус подумал было связаться с Малфоем: может быть, тот что-то знает? И тут же отказался от этого плана: слишком рискованно. Нельзя, чтобы кто-то что-то заподозрил. После фиаско в Министерстве все сильно осложнилось.

Из задумчивости его вывел шум: в окно кто-то стучал. Он поднял голову. Незнакомая сова изо всех сил колотила по стеклу клювом, держа в когтях письмо.
Снейп подошел ближе и сразу же узнал почерк на пергаменте.

« Северус.
Сегодня вечером собрание Ордена Феникса. Ваше присутствие необходимо.
Альбус Дамблдор».

Профессор тяжело вздохнул. Собрание было незапланированным, а, значит, одно из двух: либо Темный Лорд совершил новое нападение, либо Драгоценный Поттер снова влез в какие-то неприятности, причем одно не исключало другого.
Раздраженный и обеспокоенный, Северус бросил пергамент в огонь. Туман не предвещал ничего хорошего… Придется отправиться к Пожирателям сегодня вечером, вне зависимости от того, вызовут его или нет. Ему нужно знать.

Он снова взглянул на небо: день подходил к концу. Прежде, чем уйти, Снейп убедился, что кот продолжает спать. Было бы лучше оставить его в более подходящем месте, но… животное не собиралось просыпаться, Снейп же чувствовал себя сегодня способным на снисходительность.
Кот развлек его своим присутствием, и целый день спокойно лежал. Когда отоспится, можно будет отнести его наружу, чтобы тот мог вернуться к себе домой.

Бросив горсть летучего пороха в камин, волшебник шагнул в зеленый огонь.
В следующую секунду Северус был уже в доме двенадцать на площади Гриммо и по окружающим его лицам понял, что не ошибся в своих подозрениях.
Неприятности начались.

Глава 4. Пропавший

— Северус, мы ждали только вас, — приветствовал коллегу Дамблдор, не скрывая озабоченности. Собравшиеся в комнате члены Ордена Феникса с напряжением уставились на новоприбывшего со смесью сомнения и обвинения во взглядах. Снейп кивнул, здороваясь.
— Я только что получил записку. Что случилось?
Дамблдор вздохнул.
— Садитесь. Все… — добавил он для остальных участников, которые неохотно начали рассаживаться вокруг стола.
В воздухе повисло напряженное молчание.
— Я что-то пропустил? — сухо спросил Снейп.
— Нам тоже хотелось бы знать! — прорычал Грюм, свирепо уставившись на профессора своим магическим глазом.
— Аластор, не стоит говорить таким тоном. Северус сможет высказаться, когда узнает, из-за чего мы здесь собрались, — Дамблдор сделал примирительный жест рукой.
— Если кто-нибудь потрудится мне об этом сообщить, — холодно добавил мастер зелий.
Он почувствовал, как накаляется атмосфера вокруг стола.
— Гарри исчез! Вот что ты пропустил! — бросила Тонкс. От волнения ее волосы непрерывно меняли цвет.
Ошеломленный известием, Снейп на секунду замер. Забавно, но первой мыслью, которая пришла ему в голову, было предложить на замену Поттеру кота… Он вовремя опомнился, но Тонкс уже вскочила со своего места.
— Вы только посмотрите на него! Он еще и улыбается! Это предатель, я же вам говорила! Он все знал! Где Гарри? Где? Отвечай немедленно, ты, мерзкий…
Молли Уизли подскочила, чтобы удержать молодую женщину. Дамблдору пришлось повысить голос, чтобы утихомирить всех. На бледном лице Снейпа не осталось и следа улыбки.
Что это за блажь пришла ему в голову?! Исчезновение Поттера — никак не повод для шуток, каким бы раздражающим ни был этот мальчишка!
— Северус, вам что-нибудь известно?
Директор смотрел на него пронизывающим взглядом. Отчужденные лица остальных выражали осуждение. Все здесь боготворили «Драгоценного Поттера» и, несмотря на всю свою антипатию, Снейп был вынужден признать, что его замешательство, хотя и секундное, было совершенно неуместно. А что, если бы он проявил подобную слабость в присутствии Темного Лорда?
«То был бы уже мертв», — шепнул внутренний голос.
Северуса охватило раздражающее чувство вины. Он покачал головой.
— Нет. В любом случае… я не был у Темного Лорда и не видел никого из Пожирателей больше недели. За Поттером следили, как я уже сообщал, но защита вокруг дома была прочной и никаких атак не планировалось.
Он замолчал. Плечи Молли Уизли поникли, как под тяжестью груза; Дамблдор, казалось, постарел лет на десять. Тревога в комнате, подпитываемая безысходностью, стала еще ощутимее.
— Я верю вам, Северус, — тихо сказал Дамблдор. — Но нам нужно больше информации…
Снейп кивнул.
— Может быть, мы все-таки начнем? Что же именно произошло?
— Прошлой ночью Гарри исчез.
— В день своего рождения, — добавила миссис Уизли, всхлипывая.
— Да, Молли, но мы его найдем. Северус нам в этом поможет, — откликнулся Дамблдор, кинув на Снейпа полный доверия взгляд, отчего тот тяжело сглотнул.
Да, решительно, он обречен до скончания века постоянно спасать шкуру Поттера…
— Как бы там ни было, — продолжил Дамблдор, — Гарри действительно исчез в ту ночь. Но мы не знаем, каким образом.
— Он не мог сам выйти из дома? — спросил Снейп, подавив искушение добавить «чтобы просто снова привлечь к себе внимание»?
— Все не так просто, — вздохнул директор, — Кажется, там произошел огромный скандал… и его дядя… с согласия тётки, выгнал мальчика. Предположительно, он велел Гарри собрать вещи и убираться, после чего оставил его одного в комнате. Дядя не видел, как тот покидал дом, а в открытое окно Гарри не смог бы выбраться из-за решетки. Кроме того, все его вещи остались на месте, даже те, которыми он очень дорожил…
— Эти чёртовы магглы! — зарычал Грюм, — Нельзя им доверять. Я говорил вам, Альбус, нельзя рассчитывать на магглов!
— Это его семья, Аластор, — тихо ответил Дамблдор. — Их дом казался самым подходящим и безопасным местом для Гарри…
Снейп задумчиво постукивал пальцем по щеке. Он с трудом мог обвинить этих магглов в том, что они не поощряли заносчивого мальчишку, но лишить того крова, защищенного жертвой его матери — это казалось уже чересчур. Что такое он мог сотворить, чтобы настолько вывести из себя своих родственников?
— Полагаю, это еще не все? — спросил он.
— Не все, — подтвердил Дамблдор. — Через некоторое время после того, как дядя объявил, что мальчику теперь нечего делать в их доме, появились двое Пожирателей.
Снейп выпрямился на стуле. А они не теряли времени даром! Где же в этот момент был Орден Феникса?
— И? — спросил он, боясь услышать ответ.
— Тут и начинаются загадки. Очевидно, что Пожиратели не смогли найти мальчика. Они запугали Дерслей, но не стали тратить на них много времени. Если верить свидетельствам, Пожиратели ушли с пустыми руками… но есть только один способ узнать точно, что произошло.
Снейп кивнул.
— Странно, что Темный Лорд все еще не вызвал меня. Впрочем, никого не удивит, если я появлюсь и без вызова. Предупреждаю, я не скрою ни факта этого собрания, ни его цели…
Дамблдор слегка сжал его плечо.
— Это необходимо, Северус. Мы должны знать. Если Гарри в плену…
Лицо Снейпа исказилось, и он схватился за метку на руке. Все посмотрели на него.
— Вот и решение проблемы, — сказал он ровным голосом и добавил, повернувшись к Дамблдору:
— Если я узнаю, что Пожиратели захватили Поттера, я не буду с вами связываться, пока не смогу его вернуть или, по крайней мере, не выясню, где его держат. В этом случае, я оповещу вас немедленно.
Старик тяжело кивнул. Члены Ордена Феникса смотрели немного виновато. Снейп окинул всех неласковым взглядом.
— Приготовьте больничную палату. Если Беллатрикс или Люциус добрались до Поттера, они наверняка получили право развлечься с ним…
Не дожидаясь ответа, он кинул горсть летучего пороха в камин и произнес:
— Снейп-мэнор!
Зелья были на столе, заранее уложенные в кожаную сумку на случай необходимости быстро уйти. Снейп кинул взгляд в сторону камина. Кот приоткрыл один глаз, реагируя на его появление, но и не думал подниматься. Присутствие животного произвело на зельевара странный эффект: с его сердца словно свалилась тяжесть.
Не теряя времени, Снейп взял сумку и прикоснулся к метке.
С громким хлопком он исчез из лаборатории.

Глава 5. Кот и зелья

Кот лениво шевельнул ухом. Человек в Черном только что с громким хлопком исчез прямо на его глазах. Странно… или нет?
Этот вопрос мог подождать. Кот зевнул, открыв большую пасть, полную мелких острых зубов. Он чувствовал себя хорошо, в тепле и уюте, был сыт, а от ран осталось только воспоминание. Сложившееся положение вещей его полностью устраивало.
Тело немного онемело после долгого сна… а еще — чесалась шея. Он поднял лапу… и неловко опустил ее.
Чешется… Да!
Изо всех сил начав работать задней лапой, зверёк пытался избавиться от неприятного ощущения. Странная вещь на шее позвякивала. Ах, какое облегчение!
Удивительно, насколько незнакомыми казались собственные движения…
Кот встряхнулся и уселся на свитере, прогоняя из головы сонный туман. Он посмотрел по сторонам: в комнате никого не было, свет давало маленькое окошко под потолком и несколько факелов, закрепленных на стенах. В углу слабо кипел котел. Повсюду висели полки, уставленные маленькими флаконами, странными инструментами, книгами… Здесь было много вещей, но все содержалось в идеальном порядке.
Знакомо, но все равно странно.
Кот неудовлетворенно повел хвостом. Он был здесь раньше?
Нет.
А где он был?
Он смутно помнил маленькую комнату, окошко, закрытое решеткой, полную луну… А потом? Все было размыто. Ему чудилось, как он бежал к большому зданию, легко, очень легко, и при этом каждый шаг причинял ему боль… А чей-то голос нашептывал, что в этом доме можно найти убежище… Потом, услышав шум, он укрылся под кустом. А после — его нашел Человек в Чёрном и принёс сюда.
Хорошо, а до этого?
Кот облизнул нос. Он не помнил никакого «до этого». Было ли у него имя?
«Кот», — так называл его Человек в Чёрном.
Странный тип, этот Человек. У него был глубокий голос, иногда угрожающий но при этом околдовывающий. Голос, который внушал страх, но убеждал не убегать.
Откуда он знал этот голос? Что-то откликалось в глубине его памяти, но не получалось вытащить или точнее выцарапать это воспоминание.
Отказавшись от попыток разобраться в этом, кот заглянул в миску. Пустая. Не повезло. Может быть, рыба появится, когда вернется Человек в Чёрном? Чем бы заняться, в ожидании? Что полагается делать кошкам? Но откуда, ради Мерлина, вообще этот вопрос, ведь он же кот, и как всякий нормальный кот, он должен это знать!
Его шерсть пахла бальзамом, нанесённым Человеком, и кот подумал, что надо было бы привести себя в порядок.
Не откладывая дело в долгий ящик, он решительно лизнул лапу и закашлялся: это невозможно! Это ни на что не похоже, какая гадость, когда у тебя на языке шерсть! Ну, в самом деле, о чем он только думал! Хватало и того, что Человек в Черном его уже вымыл! И как только кошки справляются с… да что же это такое! Он же сам кот!
Совершенно сбитый с толку, он прилег на минутку. Флаконы определенно ему что-то напоминали… надо бы посмотреть на них поближе.
Собравшись с духом, он попробовал запрыгнуть на стол, но только неуклюже растянулся на полу.
В смятении кот быстро огляделся — не видел ли его кто-нибудь. Ну и что такого — не рассчитал дистанцию, с кем не случается, не так ли? Рон покатился бы со смеху… Рон? Кто это, Рон? Кот сконцентрировался, но образ уже исчез. Все это действительно расстраивало, очень хотелось понять, и возможно ответ был там, наверху, рядом с зельями!
Разбежавшись, зверь сгруппировался и вспрыгнул на стол, подвернув при этом лапу.
Сердце колотилось. Наверняка прыжку не хватало грации, но ведь он справился! На мгновение кот замер, настолько феноменальным показался ему его собственный прыжок. Невероятно, так легко прыгнуть на… насколько выше собственного роста? Это было похоже на полет на … на… он не помнил.
Неважно. Для котов это нормально. Коты великолепно прыгают. Грациозно. Идеально.
Почувствовав, что лапы снова его слушаются, зверек принялся исследовать огромный деревянный стол.
Пошатываясь, он брел между флаконами. Смесь запахов забивала нос, а от испарений слезились глаза, и скоро начала кружиться голова. На секунду ему даже пришлось присесть. Только он опустил на стол свой зад, как почувствовал, как коснулся чего-то своим… чем? Хвостом, конечно же! Хвостом, о существовании которого он успел забыть, и который только что перевернул флакон! Кот рванулся, пытаясь поймать склянку на лету и удержать… лапой?
Застыв на самом краю стола, он смотрел, как флакон ударяется о каменный пол и с жутким звоном разлетается на тысячи осколков.

« Поттер! Вы здесь не для того, чтобы уничтожать все, что подвернется вам под руку! Пятнадцать баллов с Гриффиндора!»

Голос возник в памяти, окончательно парализовав его. Кто? Что это? Но двери прошлого снова закрылись, и коту ничего не оставалось, как наблюдать за жидкостью, просачивающейся между плитами пола. Что-то подсказывало, что Чёрному Человеку это очень не понравится…
Решив сделать вид, что он тут совершенно ни при чём, кот торопливо спрыгнул вниз и вернулся на свой свитер, где свернулся клубочком, обернувшись хвостом. Очень важно больше не забывать о его существовании. Хвост помогает балансировать при прыжках, но если оставить его без присмотра, он начинает вытворять, что захочет!
Виновато прикрыв лапой нос, кот задремал.

Проснулся он от уже знакомого звука: КРАК!
Зверёк подскочил. Он не любил просыпаться так внезапно… Глазами кот поискал источник шума… Это вернулся Человек в Чёрном! Может быть, он его покормит? Тут кот вспомнил о разбитом флаконе и побыстрее спрятал мордочку в мех, притворяясь спящим.
Это не он. Он ничего не делал, нет-нет-нет, он мирно спал на свитере и даже не шевелился. Совсем.
Продолжая притворяться, кот ждал, краем глаза наблюдая за Человеком.

Снейп поставил тяжелую сумку на стол. Надо было побыстрее собрать нужные для зелий Темного Лорда ингредиенты. Времени было мало, а терпением господин никогда не отличался. Особенно сейчас, когда Поттер непонятно каким образом буквально выскользнул из рук.
На глаза ему попались осколки стекла на полу.
— Поттер! — крикнул он и исправился. — Кот!
Кот посмотрел на него невинным взглядом.
— Кто же, как не ты, мелкий обманщик!
Схватив животное за шкирку, он поднял его на уровень глаз.
—Я не могу снять с тебя баллы, глупое и неблагодарное животное, но меня так и подмывает выкинуть тебя отсюда.
Кот уставился на него с непонимающим и несчастным видом. Снейп осмотрел его. Раны начали зарубцовываться, но, должно быть, все еще причиняли боль. Почему все кошки настолько любопытны и разбивают именно те зелья, которые сложнее всего готовить?
Недовольно бурча, Северус опустил животное на пол и принялся убирать осколки.
Определенно это был плохой день. А сейчас ему еще предстояло отправиться к Дамблдору с докладом, который успокоит того лишь наполовину.
Снейп подозрительно посмотрел на кота, укрывшегося под шкафом.
Раз он взялся его лечить, не может быть и речи о том, чтобы выгнать животное в таком состоянии…
Уголки его губ слегка поднялись.
— Прекрасно, дружок. Убьем одним выстрелом двух зайцев.
Отрезав новый кусок рыбы, он положил его в миску и добавил туда же пару зелий. Несколько капель искусственного аромата для завершения картины, и…
— Обед подан!
Забыв всякий страх, кот кинулся к миске и принялся опустошать ее с невероятной скоростью.
— Никакой элегантности, никакого достоинства. Вылитый твой человеческий двойник.
Слегка улыбаясь, мастер зелий наблюдал, как кот приканчивает еду.
Едва кот проглотил последний кусочек, как ему захотелось спать… Он даже не смог добраться до своего свитера, так и задремал, опустив голову в пустую миску.
Снейп поднял его и переложил на свитер.
— Что кот, что лев, никакой осторожности в общении со слизеринцами. Это будет тебе уроком на будущее…
Профессор посмотрел на свернувшегося клубочком зверька. Одной проблемой меньше. Жаль, что невозможно так же просто разобраться с людьми, особенно с некоторыми гриффиндорцами…
Снейп нахмурился. Поттер. Нужно отправляться к Дамблдору… Решительным жестом он взял новую порцию летучего пороха.
— Кабинет Дамблдора, Хогвартс.

Первое, что увидел Рон в кабинете, был профессор зелий, сидящий в кресле скрестив ноги. Парень не смог удержаться от гримасы и повернулся к Дамблдору, ожидая объяснений. Гермиона встала рядом с недоумевающим видом.
Улыбнувшись, директор предложил им присесть.
— Рон, Гермиона, я знаю, что для вас безопасность Гарри стоит на первом месте.
Двое подростков кивнули в знак согласия.
— И я знаю, что между вами, как между лучшими друзьями, нет никаких секретов, — продолжил Дамблдор.— И у меня к вам вопрос. Очень важный вопрос, относящийся к Гарри. Надеюсь, вы ответите мне честно, ведь вы прекрасно понимаете, что речь может идти о жизни и смерти, так?
Рон и Гермиона снова кивнули, все больше и больше заинтригованные.
— Хорошо… Ваша дружба во многом напоминает другой союз, между Ремусом, Сириусом и Джеймсом. Я знаю, что вы не отказываетесь от такого сравнения и охотно следуете их примеру. Ребята, не хотел ли Гарри стать анимагом, как его отец?
Рон с Гермионой замерли, открыв рот. Двое взрослых следили за ними, ожидая ответа.
— Нет, — первым воскликнул Рон. — Нет, никогда! Мы говорили о Лунатике, Сохатом и Бродяге, когда узнали, но… у нас не было ни времени, ни терпения…
Мальчик бросил виноватый взгляд на Гермиону:
— Ну, может быть, для Гермионы это было бы не трудно, но… Нет!
Гермиона, оправившись от удивления, подтвердила:
— Нет, профессор. Гарри никогда всерьез не думал об этом. И он никогда бы не стал этим заниматься втайне от нас, — твердо закончила она.
Дамблдор кивнул и повернулся к Снейпу:
— Это ответ на ваш вопрос?
Северус кивнул. Он внимательно наблюдал за подростками и был уверен, что они не врали.
Идея была глупой, но такие совпадения, как появление зеленоглазого кота с меткой на лбу в день, когда исчез Поттер… Хотя это, конечно, было смешно: у половины кошек зеленые глаза, что же до отметины на голове — тоже ничего шокирующего, возможно, редкость, забавный случай, но ничего из ряда вон выходящего.
Профессор зелий вздохнул. Его просили проверить все варианты — даже самые невероятные — что он и сделал.
— Спасибо мистер Уизли, мисс Грейнджер. Вы можете возвращаться в Нору. И поблагодарите от меня Молли за пирог.
— Мама не знает, чем еще заняться, чтобы перестать думать, — пробормотал Рон. — Но. господин директор, вы сами сказали, что нам можно доверять в вопросе безопасности Гарри. Может быть, мы можем помочь в поисках?
— Мой мальчик, вы только что это сделали. Я был бы рад вашему участию, но на данный момент у нас нет никаких зацепок, и вы принесете гораздо больше пользы, если будете в нашем распоряжении, когда понадобится еще какая-нибудь информация о Гарри.
Рон неохотно кивнул. Дамблдор заметил тень понимания в глазах Гермионы. Девушка не была обманута его словами и видела, что их просто хотят удержать в Норе, но, тем не менее, предлог был подлинным.
Подростки попрощались с директором, получив обещание, что им немедленно сообщат, как только о Гарри станет хоть что-нибудь известно, и ушли через камин.

Снейп не шевельнулся, еще глубже погрузившись в кресло. Усталость и напряжение, в конце концов, оставили его без сил.
Дамблдор посмотрел на него с сочувствием.
— Северус, могу я узнать, почему вас заинтересовал вопрос о том, мог ли Гарри стать анимагом?
Снейп почувствовал себя глупо. Все это из-за черного кота со смешным пятнышком, который бьет флаконы с зельями? Да лучше умереть, чем признаться, что он приютил кошачью версию «Драгоценного Поттера», и что на минуту ему представилось, будто этот тощий кошак может оказаться парнем!
Он покачал головой, отгоняя эту мысль.
— Неважно. Альбус, если я сейчас больше не нужен…
— Идите, мой мальчик, — торопливо ответил Дамблдор. — Вам нужно отдохнуть. Я свяжусь с вами, если понадобится. Не беспокойтесь ни о чем, вы уже столько для нас сделали… и для Гарри…
Северус фыркнул.
— Поттер — всего лишь символ. Символ и оружие, от которого я не готов отказаться. Что касается сна, то, к сожалению — не сегодня. Темный Лорд не очень доволен мной как шпионом, но мастер зелий ему нужен всегда. Теперь, если позволите…
Дамблдор с сожалением кивнул и проводил его взглядом до камина. Снейп его беспокоил. Нервное и физическое истощение когда-нибудь свалят Северуса с ног, если только злопамятность и гнев не сделают этого раньше

Глава 6. У камина

Вернувшись в лабораторию, Северус первым делом проверил, спит ли маленькое чудовище, и с облегчением вздохнул, когда кот поднял на него затуманенный взгляд существа, только что вырванного из глубокого сна. В комнате всё было на своих местах. По крайней мере, сегодня катастрофы удалось избежать.
Кот потянулся на свитере. Было очень трудно проснуться. Та рыба была с каким-то странным привкусом… И всё ещё хотелось спать. Что-то тут было нечисто… Снова появился тихий голос, предупреждающий, что нельзя доверять Человеку в Чёрном.
Но разве случилось что-то плохое? Никогда в жизни он столько не спал!
А говорят, что кошки много спят… Кошки. Кошки?
Он отогнал эту мысль, — сейчас его голова слишком затуманена, чтобы о чем-то думать. Человек в Чёрном вернулся! Может быть, он его опять покормит?
Нетвердыми шагами он приблизился к Человеку.
Снейп не мог терять времени. Он не знал, когда Тёмный Лорд вызовет его снова, и совсем не хотел, чтобы у того был повод снова подвергать его пыткам. Не то что бы для этого действительно нужен был повод…
Достав палочку, он разжег огонь под котлом. Что ему нужно? Его мысли вернулись назад к собранию Пожирателей. Когда он пришел, Люциус и Беллатрикс уже были в тяжелом состоянии, но ярость господина не уменьшилась. Напротив… То, что Снейп ничего не знал о судьбе Поттера, взбесило его еще больше.
Поместье Малфоев, в котором Волдеморт устроил штаб-квартиру для себя и приближенных Пожирателей, превратилось в седьмой круг ада, где самый воздух был пропитан болью и ужасом. Многие Пожиратели, и среди них Люциус с Беллатрикс, стонали, лёжа на полу. Другие пытались стать как можно незаметнее, чтобы избежать убийственного гнева Риддла. Разбитая мебель и обугленные клочья картин покрывали пол.
У Снейпа мелькнула мысль, что, с учетом всех обстоятельств, собрание Ордена Феникса было не таким уж неприятным…
Он вздрогнул, вспомнив, что за этим последовало. Ледяным и при этом удивительно мягким голосом Тёмный Лорд подозвал его к себе, чтобы спросить, как же так получилось, что Снейп был не в курсе столь важной информации, почему не мог ничего рассказать о произошедшем с Поттером, не мог объяснить, каким образом мальчишке удалось ускользнуть. Ничто не пугало Северуса больше, чем подобный обманчиво дружелюбный тон господина…
Когда выяснилось, что ему не удалось получить в Ордене никакой полезной информации, Волдеморт прекратил разыгрывать доброжелательность.
Без сомнения, он во всех деталях объяснил, что думает о некомпетентности своего шпиона, но Снейп не слышал. В тот момент он был слишком занят, пытаясь не сломаться под Круцио.
Да, Тёмный Лорд был сильно расстроен. Когда он, в конце концов, позволил Северусу уйти, чтобы приготовить зелья, тому понадобилось некоторое время, чтобы подняться на ноги и добрести до камина.

Сейчас Снейп пытался вспомнить, что требуется приготовить для Лорда к следующему разу…
Он повернулся к шкафу и вздрогнул.
В нескольких метрах от него сидел кот и смотрел на него зелёными глазами, полными надежды и любопытства.

В одно мгновение Волдеморт, Пожиратели, боль и тревога исчезли, не осталось ничего, кроме смешного существа, разглядывающего его слегка мутным взглядом, зверя, чьи глаза так напоминали ему другие…

Северус глубоко вздохнул и неожиданно осознал, что впервые перевёл дух с момента собрания на площади Гриммо.

Как мог этот кот настолько отличаться от всего, что окружало Снейпа, от этой комнаты, этого дня? Это был самый обыкновенный чёрный кот, один из тех, что, по слухам, приносят несчастье. Такие существа внимательно смотрят на вас, будто проникая в ваши мысли, и словно пытаются заставить вас почувствовать себя не в своей тарелке.
Однако этот кот смотрел иначе, будто не знал, кто он такой, как будто свалился с неба и сидел сейчас, не имея ни малейшего представления о том, что же теперь делать и как жить.
Котята всегда забавные, подумал Снейп, а этот еще не совсем вышел из детского возраста.
— Не может быть, чтобы ты проголодался. Ты же ел всего пару часов назад! — сказал он коту, который, склонив голову, смотрел на него. — Хотя… думаю, в твоем состоянии дополнительное питание лишним не будет.
Зверёк смотрел, как Человек в Чёрном наполнил его миску рыбой. Он заранее облизнулся: Человек отлично его понял! Кот боялся, что тот, занятый своими зельями, забудет о нем. Каждый раз, когда Человек проходил через камин, он казался все более и более усталым. Кот буквально видел, как от боли напрягается его тело и натягиваются нервы.
Что-то подсказывало ему, что не нужно лезть на глаза, когда Человек в таком состоянии, но ведь никто не мог запретить ему просто сесть в нескольких шагах позади. Он был бы не прочь снова поесть, но больше, чем еды, ему смутно хотелось сделать что-то, что облегчило бы состояние Человека… успокоило его.
Человек в Чёрном вылечил его, позаботился о еде. А в то же время что-то в глубине его души говорило, что тот его не любил. Совсем.
Но при этом позволил остаться у камина, в комфорте, с полным желудком и вылеченными ранами…
Всё это сбивало кота с толку.

Он сидел, наблюдая, как Человек работает, и не знал, что делать, до того момента, когда человек повернулся и встретился с ним взглядом.
Несколько секунд его взгляд был полон боли, волнения, потом в нём что-то промелькнуло и в глазах появилась тень веселья. Его плечи немного расслабились, и … он сразу подумал о рыбе!
Кот был вдвойне доволен: его миска была полна, а Человек в Чёрном казался менее удрученным!
Он слышал, что кошки не умеют испытывать благодарность, и тонкий внутренний голос продолжал убеждать, что нельзя обманываться на счет волшебника и его еды. Но прямо сейчас голод и благодарность заглушили все прочие голоса.

Снейп смотрел, как кот ест рыбу с таким энтузиазмом, будто боится, что делает это последний раз в своей жизни. Чем больше он думал об этом, тем меньше ему это нравилось. Если бы не этот странный ошейник, Снейп без сомнений сказал бы, что это брошенный кот, к тому же привыкший к издевательствам. Зверь никогда не терся об ноги, сжимался, когда его пытались коснуться, и выказывал все прочие признаки знакомства с плохим обращением.
У зельевара появился соблазн снова обследовать ошейник, но он передумал. Беспокоить животное во время еды было бы кощунством, да и зрелище было слишком забавным.
Забавным?
Да, кот был смешным. Как так получилось, что он может забавляться, после всего случившегося, когда спаситель волшебного мира, возможно, мертв? Он не знал ответа, но был благодарен за то, что ему помогли отвлечься.
Если бы кто-нибудь узнал, что зельевар с улыбкой наблюдает за нелепыми выходками молодого кота, напоминающего Гарри Поттера, Снейп немедленно наложил бы Обливиейт на несчастного.
Кот облизнулся. Подождал немного, не потянет ли опять в сон, но ничего не произошло, и он удовлетворенно огляделся вокруг.
Человек в Чёрном вернулся к своим зельям. Он казался менее нервным, но более усталым, чем до этого.
Его жесты, когда в молчании он возился с ингредиентами, были точными, но немного замедленными.
Кот прилёг и стал наблюдать. Такая знакомая фигура… Эта чёрная мантия, эти волосы, спадающие на плечи…
Его сальные волосы… Почему-то эта мысль его развеселила. Как будто это была старая шутка, происхождение которой он забыл…
Несколько чёрных прядей перечеркнули лицо зельевара, сосредоточившегося на работе. Это лицо напоминало маску, и кот видел написанную на нем решимость. Что так его беспокоило? Человек не улыбался, его голос часто был угрожающим. И всё же, это казалось логичным и знакомым.
Кот как заворожённый следил за его жестами.
«Откройте учебник на странице 208».
Он моргнул.
«Слишком светлое. Добавьте еще один корень, Уизли».
Все перепуталось в его голове. Человек в Чёрном со своими зельями в подземелье, но каком-то другом… ещё какие-то люди…
«Поттер! Если бы вы проводили за учебником столько же времени, сколько тратите, раздавая автографы, ваши зелья перестали бы походить на суп! Пять баллов с Гриффиндора!»
Неожиданно его охватила сильная ненависть к Человеку в Чёрном, и тут же рассеялась.
Он поднялся и покружил на месте, устраиваясь.
Поттер. Человек в Чёрном называл его Поттером, когда злился. Это какое-то оскорбление? Без сомнения… «Поттер» делал глупости. Человеку не нравился Поттер.
Но когда его звали «Кот», ему давали поесть и заботились о нем. Все время, что он здесь, он чувствовал себя в безопасности, и ему не о чем было беспокоиться.
Казалось, в его памяти было какое-то надвигающееся тёмное облако… что-то, никогда не исчезающее, пугающее, и против чего ему предстояло сразиться, вот только он был не в состоянии…
Здесь всё это было не важно. Страшное облако осталось снаружи. Он — в подземелье. Человек в Чёрном принёс его сюда на руках…

После долгих часов, проведенных за измельчением, добавлением, перемешиванием, варкой, Снейп, наконец, смог оторвать глаза от рабочего стола. Всё было готово, осталось только подождать, когда зелья настоятся, и выпадет осадок.
Наконец-то он мог принять лекарство, чтобы снять боль, от которой всё ещё ныли мускулы после Круциатуса.
Он опасался, что без этого ощущения жжения не сможет оставаться сосредоточенным до конца работы.
Ему никогда не требовалось много сна, даже во времена его учёбы в Хогвартсе, но все эти игры с Волдемортом исчерпали его силы.
И, конечно, беспокойство…
Единственное в комнате кресло стояло перед камином. Северус осторожно опустился в него. Полуприкрыв глаза, кот смотрел, как Человек пьет зелье. Напряжение медленно покидало тело, давая зельевару возможность свободно размышлять.
Он вспомнил этот день шаг за шагом. Сперва этот кот, возникший ниоткуда, весь в крови. После — собрание на площади Гриммо, исчезновение Поттера. Всеобщая враждебность. Вызов Волдеморта, допрос, его недовольство. Снова.
Чтобы он ни делал, этого никогда не бывало достаточно.
Он посмотрела на кота, следившего за ним взглядом. Было немного странно и даже немного страшно видеть его так близко. Снейп протянул руку, чтобы взять его, но кот сжался в комок.
«Посмотрим, как твои дела… Твои раны уже гораздо лучше. Они ещё не совсем зажили, но должны зарубцеваться так, как нужно. Ты не пытался их зализывать, надо заметить… странный кот».
Он задумался. Да, раны хорошо реагировали на мазь. Кот казался более здоровым, более живым, чем когда его нашли, что не было удивительно с учетом количества съеденного.
Северус чувствовал, что почти засыпает, и оставлять полного сил кота в лаборатории, заполненной нестабильными зельями, было крайне неразумно. Он хотел отнести его в спальню… Но за окном снаружи был такой хороший день. Теперь, когда раны почти не болят, молодому животному определенно будет лучше поиграть снаружи.
Конечно, есть риск, что он больше не вернётся… Но это тоже к лучшему — решил Снейп.
Он посмотрел на маленький чёрный комочек, сидящий на его свитере. Это животное было единственной радостью за последние двое суток. Кто знает, может быть, он вернется в поисках полной миски еды, когда как следует проголодается?
Профессор зельеварения поднялся и взял кота на руки.
— Пора идти. Ты должен порадоваться свободе. Надеюсь, у тебя хватит сообразительности не возвращаться к тем, кто довёл тебя до такого состояния… — говорил он, поглаживая шёрстку дрожащего кота.

Маленькое сердечко стучало так, будто хотело выпрыгнуть из груди. Все мускулы животного были напряжены. Он позволил Человеку в Чёрном пронести его по лестнице, открыть дверь и посадить в траву.
— Береги себя, Кот, — сказал Человек тихим голосом прежде чем развернуться на каблуках и закрыть за собой дверь.
Ошеломлённый, кот сперва был не в силах пошевелиться. Он чувствовал, как ветер шевелит шерстинки, потом услышал, как что-то хрустнуло позади, и подпрыгнул.
Лаборатория!
Он хотел вернуться туда, в тепло, на свой свитер, к Человеку в Чёрном!
Почему его выставили вон?
Он огляделся. Куда идти? Что делать? Он не боялся, но больше не чувствовал себя в безопасности. Даже несмотря на то, что его раны больше не болели, он всё ещё нуждался в отдыхе. Уходе. Питании. И.. защите? Еще немного, пока не вернулось тёмное облако.
С потерянным видом кот сделал несколько шагов по траве. Идя вдоль стены, он искал какой-нибудь другой вход.
В нескольких метрах от двери он, наконец, нашел углубление, нишу в форме арки, защищённую решёткой. Он задрожал. Решётки ему не нравились. Но внизу было окно, и за стеклом он видел знакомые тени подвала, камин, стол, полки… и Человека в Чёрном, который, в конце концов, задремал в своем кресле.
«Лучше, чем ничего!» — подумал кот и свернулся клубочком у окошка.

Снейп видел во сне Темного Лорда.
Ничего удивительного после таких событий, смутно думалось ему. Недовольный Волдеморт, перекошенные лица Люциуса и Беллы, разочарованный Дамблдор… Тонкс, Грюм и Уизли, смотрящие на него с обвинением.
« Ты должен защищать Гарри! Где Гарри?»
Лица кружились вокруг него. Взгляды… и в центре всего этого — пара зелёных глаз, смотревших совсем иначе.
«Спасибо…»
Лили?
Но лицо изменилось. Не Лили, Поттер. Нет, и не Поттер тоже…
Кот появился из-за круга обвинителей и в несколько прыжков оказался рядом. Он заговорщицки подмигнул и встал между Северусом и остальными.
— Он меня вылечил! Вам нечего сказать на это!
Снейп проснулся, словно от толчка.
Кот!
Его взгляд остановился на брошенном у камина свитере. Секунду он пытался понять, но потом вспомнил, что сам выпустил животное перед тем, как заснуть. Чувствуя себя немного виноватым, он подумал, что хорошо бы покормить зверя… хотя бы в благодарность за поддержку во сне. Кстати, который час? Зельевар посмотрел в окно и вздрогнул от неожиданности.
Два зелёных глаза с надеждой следили за ним из-за стекла. Начался дождь, и кот слегка дрожал, но не шевелился и не сводил взгляда с лаборатории, словно хотел просочиться внутрь.
Бурча что-то неразборчивое, Снейп поднялся по лестнице и открыл дверь. Кот, мокрый до кончика хвоста, оставил свою нишу и растерянно смотрел на мастера зелий.
— Почему ты не идешь домой? Еще слишком слаб? Глупо же вот так сидеть под дождем!
Северус колебался. Этот кот вел себя совсем не так, как все нормальные коты.
Он кивнул в сторону двери:
— Давай, заходи.
Кот, казалось, сомневался и не двигался с места, лишь вопросительно глядя на Человека.
Проворчав что-то про себя, Снейп подошел и поднял зверька. Тот замер и позволил беспрепятственно отнести его в дом.
Снейп чувствовал удовлетворение, хотя никогда бы в этом не признался.

Вскоре ему пришлось посмотреть фактам в лицо: кот никуда не собирался уходить. Наоборот, в лаборатории он немедленно занял свое привычное место на свитере и, похоже, мастера зелий тоже записал в свою собственность.
Первое время зельевар выставлял животное наружу каждый раз, как должен был куда-то уйти. Поначалу такое обращение нервировало кота, но поняв, что это только временное изгнание, он стал, в свою очередь, наслаждаться прогулками под солнышком.
Но когда мастер зелий выходил искать его, кот всегда сидел около двери или подвального окна…
Другие комнаты в доме его не интересовали. У него был соблазн пойти за Снейпом, если тот звал его, но ему не нравилась сама идея выйти из уютной и защищенной лаборатории. Куда лучше было наблюдать издалека за обеспокоенным чем-то Человеком, мечтая, чтобы тот остался рядом с ним у камина…
Снейп не настаивал.
Очень скоро кот стал привычной частью обстановки в лаборатории. Вытянувшись на свитере или устроившись в кресле, зверь мог часами наблюдать за приготовлением зелий, не привлекая к себе внимания, просто даря дружескую поддержку… даря утешение, как бы странно это ни звучало. Каждый раз, как их взгляды пересекались, зелёные глаза моргали, словно говоря: «Отличная работа!», в то время как остальной мир без устали обвинял Снейпа в некомпетентности. В подобных обстоятельствах такой взгляд был особенно ценным.
Северус привык к присутствию кота гораздо быстрее, чем мог себе представить.
Волшебный мир снаружи сотрясался и надрывался криками. Исчезновение Поттера не было обнародовано, но слухи распространялись со скоростью лесного пожара…
И Орден Феникса, и Пожиратели Смерти бросили все силы на то, чтобы первыми найти драгоценного подростка. Мечась между ними, Снейп исполнял роль посредника. Каждый лагерь пытался заставить его принимать активное участие в поисках и выжать как можно больше информации из противоположной стороны.
Однако ни у Волдеморта, ни у Ордена не было ни малейшей зацепки, а потому и те, и другие были в равной степени недовольны его службой.
Только Дамблдор и Молли Уизли находили ещё слова ободрения, признавая его неблагодарную роль в данной игре, но с течением времени напряжение всё больше нарастало, и упреки становились всё резче.

Кот открыл один глаз. Куда делся Человек в Чёрном? Почему перестал его гладить? Ему не нравилось, когда хозяин уходил. Когда он возвращался, то всегда был недоволен и взволнован. И коту хотелось чем-нибудь ему помочь…
К сожалению, он не мог разобраться в том, что происходит. Человек в Чёрном говорил мало, да и кот не все понимал… Слова по отдельности имели смысл, но сложенные вместе иногда его только запутывали.
Но одно он понял очень хорошо: Шэди! Так называл его Человек в Чёрном и это имя ему нравилось. Оно делало его причастным к этому месту и Человеку, официально признавшему себя его хозяином и защитником.
Только Человек в Чёрном называл его так. Его хозяин, который давал ему рыбу, позволял сидеть рядом, в безопасности, носил его по лестнице… Раньше у него болела лапа, когда он спускался по ступенькам, но последнее время ему просто нравилось сидеть на руках у Человека, который крепко прижимал его к себе, чтобы не уронить.
Его звали Шэди, он был под защитой Человека в Чёрном, и, в свою очередь, старался сделать всё возможное, чтобы защитить его. Нутром он чувствовал, что не стоит тревожить хозяина, когда он занят со своими пробирками. Тот хранил сосредоточенное молчание, хмурил брови, и смотрел так сурово, что Шэди боялся заглядывать ему в глаза.
Но когда хозяин наконец-то оборачивался в его сторону, кот пытался передать в ответном взгляде всё спокойствие и доверие, какие испытывал, и Человек слегка расслаблялся, словно черпая в нём силу. И тогда Шэди чувствовал удовлетворение. Даже счастье.
В действительности, даже учитывая, что события его жизни до появления в этом доме были размыты, кот не мог вспомнить, чтобы где-нибудь ещё был так счастлив и спокоен, как здесь.
Единственное, что он мог делать, — это помогать Человеку в Чёрном.
Когда хозяин вернулся через камин, Шэди спрыгнул с кресла. Он не был уверен, что имеет право там оставаться…
Человек бросил на него затуманенный взгляд прежде чем упасть в кресло. Кот смотрел, как тот тяжело дышит, как дрожит его тело от напряжения. Мастер зелий часто возвращался усталым и взволнованным, но никогда ещё — в таком состоянии.
Шэди колебался. Закрыв глаза, глубоко провалившись в кресло, Человек, казалось, не мог отдышаться.
Собрав всё своё мужество, кот аккуратно запрыгнул на подлокотник кресла и вытянулся, прислонившись к плечу хозяина, изо всех сил пытаясь передать ему свои спокойствие и тепло.
Снейп вздрогнул и поискал взглядом того, кто шевелился рядом с его рукой. Шэди поднял на него полные беспокойства зелёные глаза.
Северус постарался дышать глубже, сосредоточив внимание на коте, спокойствии, которое тот излучал, на его глазах, которые как никогда были похожи на глаза Лили.
Через несколько минут его тело расслабилось, и боль стала отступать. Боль была ему привычна, но никогда ещё не приходилось находиться под Круциатусом так долго…
Дела шли всё хуже и хуже как в Ордене Феникса, так и в Малфой-мэноре.
Контроль над мышцами начал медленно возвращаться. С благодарностью он погладил кота по голове. Шэди удивился, но не стал уворачиваться.
Некоторое время они смотрели друг на друга с признательностью и теплом.
Уже соскальзывая в сон, Снейп услышал что-то, что казалось невозможным.
Шэди мурлыкал.

За две недели в режиме «зелья и рыба» кот стал менее худым, хотя рёбра все еще выступали.
Несмотря на опасения Снейпа, лекарства начали действовать, и зверь отлично освоился в новой обстановке. Он больше не сжимался в комок, когда к нему прикасались, и его взгляд, прежде потерянный и испуганный, стал более мирным и светлым.
Северус, наконец, решил трансфигурировать из стула второе кресло, такое же, как и его, и положил туда кошачий свитер. Таким образом, ему не приходилось больше бояться, что, вернувшись через камин, он наступит на животное, а из-за затянувшегося отсутвия Поттера уходить ему приходилось часто.
Он удивился, когда понял, что торопится к себе не из-за домашнего покоя, а ради молчаливого присутвия кота. Из-за проблеска облегчения в его глазах, когда он возвращался, ради его тепла на плече, когда зельевар садился в кресло, и больше всего ради того доверия и спокойствия, которые излучал взгляд Шэди.
Странно, но уже очень давно он не чувствовал себя настолько живым… Он покачал головой. Не нужно думать об этом, не сегодня.
Поднявшись, он направился к двери.
— Спокойной ночи, Шэди. Не безобразничай…
Кот моргнул и запрыгнул в свое кресло.
Шэди.
Он любил своё имя и голос Человека, произносящего его. Ему нравилось привычное течение их жизни, его миска с рыбой, камин, отдых на подлокотнике рядом с Человеком в Чёрном.
Конечно, хозяин бывал взволнован и сильно уставал, причем с каждым разом все сильнее. Но все это случалось снаружи, здесь же они были в безопасности, и коту нравилось утешать Человека.
Этим вечером хозяин ушел через дверь, значит, это ненадолго, и когда он вернется, то будет невредим. Просто превосходно!
Всё хорошо, сказал кот сам себе. Тёмное облако, которое давило на него, было очень далеко. Может быть, впервые он стал надеяться, что эта передышка продлится ещё очень долго. Что тёмное облако никогда не вернется.
Он задремал, свернувшись клубочком, с почти человеческой улыбкой.

Когда несколько часов спустя Северус Снейп открыл дверь в лабораторию и поискал кота взглядом, то замер на месте с открытым ртом.
В кресле, где обычно лежал кот, сейчас, скрючившись, мирно спал подросток.
И не просто подросток: невозможно было не узнать эти взъерошенные волосы, эти черты лица, этот знаменитый шрам… это не мог быть никто другой, кроме…
— Поттер! — крикнул мастер зелий гораздо громче, чем собирался.
Мальчишка резко проснулся и испуганно подскочил. Его зелёные глаза встретились с взглядом Снейпа, и подросток на его глазах превратился в кота, того самого черного кота, ставшего таким знакомым, поселившегося в его доме с самого дня исчезновения Поттера.
Шэди.
Гарри Поттер.
____________________
* Шэдоу — от англ. shadow — тень. Шэди — уменьшительный, ласкательный вариант имени. (прим. переводчика).

Казалось, время в подземелье остановилось. Кот и человек, застыв как статуи, смотрели друг на друга.
— Поттер! — воскликнул Снейп.
Кот вздрогнул. Опять это имя? Человек в Чёрном, казалось, был в бешенстве, его взгляд стал ещё темнее. В нем читались ярость и что-то еще, похожее на… предательство?
Кот ещё больше съёжился в кресле. Человек никогда не причинял ему вреда, но он ведь никогда и не смотрел на него так…
Снейп не знал, что он сейчас чувствует, облегчение или ярость. Этот тупой мальчишка был здесь две недели и не соизволил никому признаться! Обманул его своим видом, заставил привязаться к себе как к коту, потешаясь, вне всякого сомнения, за спиной профессора над его наивностью!
Северус только стиснул зубы, когда перед ним промелькнули картины последних дней… как он разговаривал с котом, лечил и успокаивал… даже гладил…
И в то же время, этот взгляд, которым смотрел на него кот — невозможно было представить, чтобы он принадлежал мальчишке. Это выражение доверия и уважения, о которых тот и понятия не имел.
Северус зарычал.
— Довольно, Поттер, ваш маскарад раскрыт, сделайте одолжение, примите вашу нормальную форму! Вы, бестолковый идиот, можете хотя бы на секунду представить, какое беспокойство доставили всем? И Орден, и Волдеморт, — все считают вас мертвым и ищут днём и ночью вот уже вторую неделю!
Кот смотрел испуганно и потерянно. Снейп заметил, что тот слегка дрожит. Весь страх, накопившийся с момента исчезновения мальчишки, медленно, но верно превращался в бешенство, и было трудно удержаться, чтобы не запустить первым попавшимся под руку предметом в этого засранца.
— Хватит валять дурака! Я доставлю вас к Дамблдору, и уж конечно, не в кошачьей шкуре. Кончайте ломать комедию!
Кот смотрел широко раскрытыми глазами, но не шевелился.
— Отлично, если вы предпочитаете, чтобы вас таскали за шкирку, так и поступим…— огромными шагами он направился к коту.
Шэди охватила паника. Тот тихий голос, шептавший, что Человек желает ему зла, вернулся с новой силой, когда хозяин так посмотрел на него. И сейчас, когда он шел к нему с угрожающим видом…
Повинуясь инстинкту, кот спрыгнул на пол и забился под шкаф.
Снейп скрипнул зубами. Шэди никогда не боялся его… нет, не Шэди — Поттер, этот чертов Поттер, который отлично развлёкся за его счет!
— Поттер! Прекращайте ваши детские игры! Вы просто жалки! — прошипел он.
Даже не верилось, что гриффиндорец полез прятаться под шкаф. Куда же делась легендарная львиная смелость?
— Вы просто отвратительный избалованный мальчишка, не способный думать ни о чем другом, кроме своей собственной персоны! Вы отдаёте себе отчет, что творите, неблагодарное существо?
Шэди слушал слова, и они отзывались в его голове чем-то знакомым. Тон голоса тоже…
Человек в Чёрном был очень, очень зол. И не было никаких сомнений в том, на кого он злился. Кот не понимал, что такого он сделал, но выходить из убежища не собирался! Наоборот, он забился как можно дальше, прижавшись к стене.
— Замечательно, Поттер. Если вам хочется играть в эти игры…
Скрепя сердце, Снейп опустился на четвереньки, чтобы увидеть кота, клянясь про себя, что мальчишка заплатит за это.
Но то, что он увидел, удивило его. Зверёк забился в самый дальний угол, тяжело дышал и немного дрожал, глядя на него огромными перепуганными глазами.
Это не было трусостью шестнадцатилетнего избалованного мальчишки. Здесь явно был ужас побитого котёнка, не понимающего, чего от него хотят…
Северус присел на минутку, чтобы освоиться с этой мыслью.
Поттер скорее предпочел бы провести каникулы у Волдеморта, чем стал бы искать убежища у профессора зелий. То, как реагировал кот — искал его общества, не боялся голоса, то, как смотрел на Снейпа — всё это никак не походило на поведение мальчишки, которого он знал.
Возможно ли, что Поттер не осознает, что он Поттер?
Как он смог превратиться в человека, а потом в животное, если не знал, что владеет такой магией? Если не знал, кто он такой?
Был только один способ понять.
Снейп поднялся, отрезал кусок рыбы и положил её в кошачью миску.
— Шэди! Пора обедать! — сказал он, заставляя свой голос звучать, так, как он обычно разговаривал с котом.
Он снова наклонился и посмотрел на животное. Кот был сбит с толку, его взгляд переходил с миски на мастера зелий.
— Давай, Шэди, иди сюда!
Кот не знал, что думать. Сначала Человек накричал на него и вел себя как враг, а сейчас, непонятно с чего, предлагает ему еду и разговаривает ласково.
Шэди очень долго колебался, глядя на Человека, вслушиваясь в слова. И голос, и лицо выдавали приготовленную ловушку, но… это был его Человек! Тот самый, который защищал его. Кот не хотел, чтобы всё закончилось вот так, ему хотелось доверять.
Медленно, не сводя глаз с Человека, он оставил убежище и подошел к хозяину.
Снейп смотрел на него, пытаясь понять, что это за игра. Поттер? Шэди? Мальчишка снова насмехается над ним или действительно считает себя котом?
Зверёк осторожно приблизился и сел перед миской, не прикасаясь к еде, его взгляд был одновременно уязвленным и полным надежды.
У Снейпа сжалось сердце. Несколько минут назад он чувствовал себя преданным, но определенно кот сейчас чувствовал то же самое. Даже Поттер не был столь глуп, чтобы попасть в такую явную ловушку.
Северус не удержался и погладил испуганное животное. Может быть, в последний раз? Когда Поттер все вспомнит, им обоим будет неловко из-за всего, что случилось, но прямо сейчас перед профессором был просто несчастный и взволнованный котёнок.
Кот, немного успокоившись, накинулся на рыбу.
Нет, совершенно очевидно, что Поттер не имеет представления о ситуации, в которой оказался.
Снейп подошел к камину и бросил в него горсть летучего пороха.
— Кабинет Дамблдора, Хогвартс!
Опустив голову в пламя, он встретился с вопросительным взглядом директора.
— Альбус, немедленно соберите Орден! Речь идет о Поттере. Через десять минут я к вам присоединюсь. Найдите всех, кого сможете!
Дамблдор вопросительно поднял брови.
— Северус?
Снейп выдавил улыбку.
— Через десять минут, Альбус. Предупредите всех.
И он вернулся к себе, удовлетворенный и вполне успокоившийся.

После двух недель косых взглядов, упреков и желчных замечаний он принесет им Драгоценного Поттера на блюдечке! Целым и невредимым! Он с самого начала был у него под носом… но как мальчишка умудрился попасть в такую ситуацию?
Было доказано, что он не мог стать анимагом в Хогвартсе, но ему удалось сделать это за месяц, без чьей-либо помощи, в доме у магглов? Совершенно невозможно!
Снейп подумал о ранах, которые были на коте, когда он нашелся. Они появились до того, как мальчишка превратился в кота, или после?
Профессор вздохнул. Только сам Поттер может ответить на это… но сперва ему нужно вспомнить, что произошло.
— Шэди… — прошептал он, когда кот кончил есть, — иди сюда.
Он похлопал по подлокотнику кресла.
Немного более уверенный, чем раньше, кот запрыгнул на кресло. Снейп взял его в руки и поднес к лицу.
— Послушай меня, Шэди. Я не знаю, что с тобой приключилось, как ты попал в эту ситуацию, как изо всех домов ты оказался в моем доме, но очень важно, чтобы ты постарался вспомнить. Ты не просто кот, и это очень многое объясняет. Ты — мальчик, человеческий ребенок, по крайней мере, большинство так считает… ходячая катастрофа — вне всякого сомнения, заноза в заднице — безусловно. Ты обладаешь ненормальной способностью влипать во всевозможные неприятности и не следуешь никаким правилам, но на тебе лежит огромная ответственность. Ты играешь важную роль в этой войне и никак не можешь остаться лежать у камина, свернувшись калачиком. Тебе понятно?
Профессор чувствовал, пока говорил, как сердце кота забилось быстрее, а в глубине глаз появился странный отблеск. Недоверие? Страх? Понимание? Что-то слабое, что напоминало о мальчишке, которого он знал.

Шэди внимательно вслушивался в слова. Слова складывались во фразы, которые в глубине сознания что-то значили для него. Как будто нечто стучалось в двери его памяти, какой-то слабый неуверенный звук, который желал быть услышанным и который внушал ему страх. Он не хотел открывать, не сейчас! Ему так хотелось остаться здесь, в доме, с Человеком в Чёрном…
Он посмотрел на хозяина, пытаясь поймать его взгляд. На лице Человека было написано что-то похожее на сожаление и сочувствие, но взгляд оставался твёрдым.
Человек назвал его Шэди, потом — Поттер. Он больше не был его питомцем, его Шэди… это ясно читалось в глазах хозяина.
В сердце кота что-то разбилось.
Что ж, хорошо. Так не могло продолжаться вечно, правда? Где-то существует чёрное облако, и убежать от него не удастся.
Он расслабил застывшие мышцы. Будь что будет.

Снейп видел, что взгляд кота потерял всякое выражение.
— Поттер, будет лучше, если вы вернетесь в нормальную форму. Я отведу вас на площадь Гриммо, где вас все ждут. Так или иначе, вам этого не избежать.
Кот посмотрел на него с какой-то покорностью во взгляде, лишь отдаленно напоминающей о Поттере.
С этим котом действительно что-то было не так.
Снейп поднялся, держа животное на руках.
— Что ж, видимо, придется отнести вас так. Обойдёмся без корзинки? Тогда держитесь.
Бросив летучий порох в камин, профессор с тяжелым сердцем шагнул в него. Он не хотел больше злиться на Поттера. И не хотел расставаться с Шэди…
На площади Гриммо их ждали все члены Ордена Феникса, не в силах скрыть своего любопытства.
— Северус, я связался почти со всеми. Что вы хотите сообщить? — торопливо спросил Дамблдор.
— Я принес вам кое-что получше новых сведений. Я принес вашего знаменитого дезертира, правда, согласен, он немного не похож на себя.
Он посадил кота на стол под громкие восклицания присутствующих.
— Позвольте представить, Гарри-Кот Поттер!
Вокруг поднялись крики, затем воцарилось молчание. Все рассматривали кота, не зная как реагировать.
— Это что, шутка, Снейп? — гаркнул Грюм.
— Ни в малейшей степени, — ласково ответил зельевар. — Уже две недели, как это блохастое животное живет у меня. Именно поэтому, Альбус, я и спрашивал, может ли Поттер оказаться анимагом.
Дамблдор склонил голову, внимательно слушая.
— Получив заверения, что это невозможно, я не стал копать дальше. В этом коте не было ничего подозрительного, кроме, разве что, странного пренебрежения гигиеной… пока я не обнаружил на месте спящего зверька подростка, который на моих глазах превратился обратно в животное. Оставлю вам гадать, кто именно это был, — насмешливо закончил он, отпуская кота.
Несколько секунд царило всеобщее оцепенение, пока присутствующие усваивали информацию.
Потом все очень быстро завертелось. Тонкс начала истерически смеяться, миссис Уизли разразилась рыданиями, Грюм орал на кота, мистер Уизли принялся задавать бессвязные вопросы, а Дамблдор пытался успокоить всех.
Удовлетворенный полученным эффектом, Снейп прислонился к стене и тихо посмеивался, наблюдая за сценой.
Смеялся он ровно до тех пор, пока перепуганный кот не спрятался за его ногами. Одно дело — приютить животное, не имея представления, что оно окажется Драгоценным Поттером, и совсем другое — видеть, как это существо ищет у него защиты перед лицом всего Ордена.
По-видимому, это движение заметили все присутствующие.
— Похоже, Северус, ты приручил Поттера, — сказал Кингсли, улыбнувшись.
— Кот признает того, кто его кормит, — проворчал Снейп.
Послышались взрывы смеха. У всех отлегло от сердца: Молли и Артур поддерживали друг друга, словно избежавшие кораблекрушения, и с лица Дамблдора впервые за две недели исчезло напряжение.
Тонкс, стоя на четвереньках, пыталась выманить кота.
— Гарри, эй, Гарри, иди сюда! Кис-кис-кис!
— Не утруждайте себя, мисс Тонкс. Вот вторая часть информации: ваш Поттер не имеет ни малейшего представления о том, что он — Мальчик-Который-Выжил. Он считает себя котом, любит рыбу и, между прогулками в моем парке, спит на свитере. Иначе говоря, перед вами упрямый кот с амнезией.
Всеобщее «Ах!» пронеслось по комнате.
— Кроме того, он обожает сардины, — насмешливо закончил Снейп.
Все потрясенно молчали.
— Вы уверены, Северус? — спросил Артур Уизли дрожащим голосом.
— Абсолютно уверен. В моем присутствии кот никогда не вел себя как Поттер. Сам факт, что мой дом был выбран в качестве убежища, говорит о многом… С другой стороны, он, кажется, не понимает и половины того, что я говорю. Конечно, в случае с мистером Поттером это не новость…
Все взгляды скрестились на животном, по-прежнему прячущемся позади профессора зельеварения.
— Конечно, остается еще тот вариант, что Поттер — всего лишь высокомерный, самовлюбленный и совершенно неблагодарный мальчишка, не испытывающий никакого уважения к людям, которые так беспокоились о его судьбе. Я не исключаю и такое.
— Не говорите глупости, Снейп, мы видим, как он перепуган! Бедняжка Гарри, с ним не должно было такого случиться! — возмутилась Тонкс.
— У него есть все основания быть перепуганным,— сказал Дамблдор, — Я сам с трудом понимаю, что же все-таки произошло. Северус, вы сказали, кот появился в тот же день, как пропал Гарри?
Снейп кивнул.
— Я обнаружил его около моей двери на следующее утро после падения защитного барьера. Кот был весь изранен и явно растерян, но позволил взять себя на руки и не пытался сбежать или защититься. Не знаю, считал ли он себя в тот момент животным…
— Раны?
Северус снова кивнул.
— Глубокие многочисленные порезы, судя по тому, что я смог разглядеть. На черном коте не так-то просто было их увидеть. Я думал, он подрался или попал в ловушку. Как бы то ни было, большая часть повреждений уже зажила. Но я не знаю, когда он их получил, в человеческой форме или в форме животного…
Миссис Уизли вскрикнула.
— Неужели Дерсли?
Дамблдор в сомнении покачал головой.
— Такого никогда раньше не случалось. по крайней мере, насколько известно мне.
— Кот запуган, Альбус, — сказал Снейп после секундного размышления. — Он боится резких жестов и громкого голоса. Я предпочел бы думать, что это реакция испуганного животного, но мне кажется, подобным рефлексам понадобилось много времени, чтобы укорениться… я не знаю, как расценивать подобное поведение.
— Так давайте спросим у него! — проревел Грюм. — Ради всего святого, мы нашли мальчишку! Когда он примет нормальную форму, мы зададим ему вопросы!
— На его помощь не рассчитывайте, — ответил Снейп. — Мистеру Поттеру очень нравится пребывать в его новой шкуре, так что придется его принудить к превращению.
Он вопросительно посмотрел на Дамблдора, который согласно кивнул. Отойдя на несколько шагов от зверя, профессор поднял палочку и произнес
Animagus Revelio!
Голубая молния ударила в кота, и тот, под застывшими взглядами Орденцев, в ту же секунду превратился в черноволосого подростка.
Парень был без очков, на нем жалко болталась рваная покрытая кровью одежда.
Он выглядел совершенно потерянным.
— Гарри! — воскликнула Тонкс, кидаясь к нему.
Поттер быстро отпрыгнул назад, закрывшись руками.
В ту же секунду Уизли, Грюм и Тонкс метнулись к нему, намереваясь как-то утешить.
Без очков Гарри видел только странную, надвигающуюся на него массу. Он хотел отодвинуться еще дальше, но за спиной была стена. Парень кинул вокруг отчаянный взгляд и…
В следующее мгновение черный кот забился под кресло, прячась от людских взглядов.

Глава 8. Что же дальше?

Позже, мысленно возвращаясь к этой сцене, Снейп проклинал собственные навыки учителя зелий, привыкшего к несчастным случаям.
Как только Поттер принял человеческую форму, он начал пошатываться, словно разучился стоять на двух ногах. С расширенными зрачками, стиснув зубы, он смотрел вокруг невидящим, полным боли взглядом, от которого мурашки бежали по коже, после чего схватился руками за голову и упал на пол.
Одним прыжком Снейп оказался рядом, и как раз вовремя: ему удалось подхватить мальчишку, чтобы тот не стукнулся головой о твердый пол. Перехватив взгляд Дамблдора, он увидел мелькнувшую в нем благодарность. Профессор скрипнул зубами: ну почему благодаря Поттеру он то и дело оказывается в роли спасителя вдов и сирот? Между тем, нужно было посмотреть, в каком состоянии находится мальчишка. Зельевар опустил его на пол и нащупал сонную артерию: сердце билось, и от дыхания еле заметно вздымалась грудь.

Снейп облегченно вздохнул. Если бы он убил Поттера, ему бы этого не простили. Может быть, он и сам себе не простил бы, откровенно говоря.
Дамблдор перестал удерживать Молли Уизли, которая в первый момент тоже рванулась было на помощь мальчику, и подошел к профессору зелий.
— Как он?
— Дышит.
Снейп осторожно поднял Гарри. Казалось, мальчишка весил не больше, чем кот… Наверное, что-то пошло не так во время превращения.
Встревожившись, профессор положил пострадавшего на кушетку. Не дать ли ему для начала успокаивающее зелье? Снейп потянулся было открыть сумку с зельями, но вздрогнул: на его руке была кровь.
Зельевар перевел взгляд на подростка: он ошибся, решив, что вся кровь на футболке была старой, по всей ткани медленно проступали новые красные пятна.
Снейп тихо выругался, достал волшебную палочку и освободил парня от одежды. Позади него вскрикнула Молли, да он и сам едва удержался, чтобы не отшатнуться: все тело Поттера было покрыто свежими ранами. Они открывались почти на его глазах, а он в отчаянии пытался понять их происхождение…
Образ окровавленного Шэди быстро наложился на образ парня: да, ранения были одинаковыми… Мерлин и все святые! Но ведь кот-то выздоровел, все его раны давно зажили! Что же произошло с этим ребенком?
Снейп быстро пробормотал исцеляющие заклинания и с облегчением увидел, что кровь остановилась. Переведя дыхание, он повернулся к Дамблдору:
— Альбус, я не совсем понимаю, что произошло. Может, лучше позвать мадам Помфри или целителя…
Директор покачал седой головой.
— Не имеет смысла, пока мы не знаем подробностей. Чем дольше положение Гарри останется в тайне, тем больше у нас шансов с этим разобраться. Вы прекрасно справляетесь, Северус, — заключил он.

Снейп что-то недовольно пробурчал.
Раны подростка перестали кровоточить, но можно ли их лечить обычным способом? Если повреждения нанесены магическим путем, обычное лечение может только ухудшить его состояние…
— Нет. Это опасно, — решил он в конце концов. — Нужно получше узнать о том, что произошло, прежде чем что-то делать.
— Но мы не можем оставить его вот так! — воскликнула миссис Уизли.
— Любые попытки помочь могут закончиться трагически, если мы не будем учитывать происхождение увечий. Пока я дам ему сонное зелье, чтобы он какое-то время поспал и не мог сам себе навредить. Единственное, что мы можем сейчас сделать — промыть его раны водой. И больше ничего.
Дамблдор вздохнул, но согласился.
— Молли, не могли бы вы предупредить остальных?
Миссис Уизли, белая как полотно, молча вышла из комнаты.
Оставшись вдвоем с мастером зелий, директор подошел к неподвижно лежащему парню.
— Что вы об этом думаете, Северус?
— Его раны очень похожи на те, что я вылечил у кота. Повреждения не казались магическими и при хорошем уходе зажили быстро… а этим вечером вдруг снова открылись.
— Я согласен с вами, ранения не похожи на результат проклятия. Не исключено, что увиденное нами как-то объясняется новыми возможностями Гарри… — задумчиво произнес директор.
— Хорошо бы заставить Поттера говорить, но сомневаюсь, что в его состоянии это возможно. Парень сломлен и морально, и физически, от него не будет никакого толка. Дамблдор, вы были у его родственников, каким образом вы узнали от них, что произошло?
— Я не пользовался легилименцией, если вы об этом, — спокойно ответил директор. — Было очевидно, что дядя Гарри не врал, сказав, что не знает, что случилось с племянником. Тётка и кузен вообще не видели мальчика в тот день. Но с учетом последних событий я согласен с тем, что требуется дополнительное расследование.
— Что вы о них знаете, Альбус? Не могло ли случиться что-то такое, что заставило бы их захотеть избавиться от Поттера?
— Только непонимание… Они — магглы, Северус, вы в состоянии это представить. Вы же были знакомы с Петунией.
— Знакомы — это сильно сказано, — ответил мастер зелий, нахмурившись. — Я часто видел Лили, когда мы были детьми. Мы росли в одном районе. Петуния ненавидела то, что они с сестрой такие разные. Все, что напоминало о мире магии, ее страшно пугало. Когда мы подружились с Лили, Петуния начала ненавидеть меня. Она считала, что я их разлучаю… Это тянулось вплоть до отъезда Лили в Хогвартс, после этого старшая сестра перестала общаться с младшей вне дома. Во время каникул, когда я встречал Лили, то видел Петунию только издали. Она всегда казалась мне сварливой и мстительной, но, без сомнения, она любила сестру… Не представляю, что могло заставить ее изменить свое отношение. Лили очень переживала из-за этого.
— Может быть, вам удастся всё выяснить, чтобы понять, что же случилось с Гарри.

Глава 9. Гордость и предубеждение

Это было прекрасное утро, слишком прекрасное, чтобы терять его в таком тоскливом месте, как Литтл Уининг. Северус Снейп уверенным шагом пересек безлюдную улицу спального района, с отвращением глядя на одинаковые маленькие домики, выстроившиеся друг за другом.
Здесь было даже хуже, чем в магловском городишке, где выросли они с Лили. Как можно не умереть от скуки в подобном месте?
Он подумал о парне, оставленном на площади Гриммо. С его растрёпанными волосами, шрамом на лбу и непокорным видом, тот совершенно не подходил этому кварталу, такому спокойному и благопристойному…
Снейп рассчитывал узнать все у подростка, когда тот проснется, чтобы избежать визита в маггловскую семью Драгоценного Поттера, но надежде не суждено было сбыться.
Зелье, которое он дал мальчишке, подействовало превосходно, погрузив Поттера в крепкий сон, что, по мнению Снейпа, было наилучшим выходом. Но всё хорошее когда-нибудь кончается, и через положенные двенадцать часов подросток очнулся или, если выразиться точнее, вышел из благословенного состояния глубокого сна. Потому что сказать, что Поттер пришел в себя, было бы преувеличением…
Открыв глаза под пристальными взглядами Дамблдора и мастера зелий, парень снова прижал руки ко лбу и застонал. В этот раз Северус не мог сказать, что Поттер симулирует боль, чтобы привлечь к себе внимание. Стоны были слишком жалобными, чтобы оставались хоть какие-то сомнения.
Верный себе Альбус не удержался, чтобы не протянуть руку, пытаясь утешить мальчика. Северус хотел предупредить, чем это кончится, но не успел: Поттер, как он и опасался, отреагировал вполне предсказуемо. Отскочив назад, чтобы до него не смогли дотронуться, подросток прижался спиной к стене и сполз по ней, запустив пальцы в спутанные волосы. Раскачиваясь из стороны в сторону, он бормотал что-то несвязное.
Снейп хотел было объяснить директору, что пытаться погладить травмированного и запуганного ребенка не слишком-то разумно, но, увидев искаженное болью виноватое лицо Дамблдора, промолчал.
Да, директор любил мальчика. Но не имел никакого представления о том, как нужно обходиться с ранеными животными…
Северус осторожно приблизился к парню, не делая резких движений. По крайней мере, он должен попытаться…
— Поттер.
Мальчик уткнулся головой в колени и стал раскачиваться ещё быстрее.
— Поттер, послушайте меня. Сосредоточьтесь на моём голосе. Вы — на площади Гриммо, в безопасности. Рядом со мной Альбус Дамблдор.
Но подросток был целиком погружен в себя. Услышав своё имя, он задрожал.
— Я сожалею… простите… Простите, я не хотел… простите…
После забавного Поттера-кота, Поттер — умоляющий и мучающийся от какой-то вины?! Куда катится мир и куда подевалось хвалёное гриффиндорское достоинство?!
Снейп подумал, что только что обрел неисчерпаемый источник для язвительных насмешек над мальчишкой, но почему-то эта мысль не радовала. О чем Поттер «сожалеет»? Его просто мучило чувство какой-то вины, или вот так он умолял своих мучителей?
На секунду профессора охватила жалость, но сейчас требовалось не это… Он вздохнул. Из двух зол нужно выбрать наименьшее.
— Не могли бы вы оставить нас на минуту, Альбус?
Дамблдор удивился, но не стал задавать вопросов и вышел, оставив мастера зелий один на один с мальчиком.
Как только закрылась дверь, зельевар присел на корточки в метре от парня.
— Шэди, успокойся. Все хорошо, тебе нечего бояться, — сказал он тоном, которым всегда разговаривал с котом.
Подросток напрягся и перестал бормотать извинения.
— Да, котёнок. Всё хорошо. Я здесь.
Снейп подумал, что если кто-нибудь когда-нибудь пронюхает об этой сцене, он выпустил в себя Аваду.
Словно в награду, мальчик поднял на него глаза с расширившимися зрачками.
— Шэди, — тихо сказал профессор зелий, — вернись в кошачью форму… на время.
Облегчение промелькнуло во взгляде парня, и через мгновение на его месте снова оказался чёрный кот.
Снейп вздохнул: не идеальный вариант, но в обличие животного Поттер меньше волновался, а раны быстрее заживали.
На какую-то секунду Северусу показалось, что он допустил ужасную ошибку: глаза животного были абсолютно пустыми. Не стала ли ситуация ещё запутаннее? Но потом кот посмотрел на него не как Шэди или Поттер, — его взгляд принадлежал им обоим, и это внушало надежду.
— Хорошо. Ты мало что понимаешь, я знаю, и поверь мне, в этом ты не одинок. Мы пытаемся разобраться в случившемся. И нам понадобится твоя помощь… Нужно, чтобы ты вспомнил, что произошло, с самого начала. А пока отдохни. Дамблдор и члены Ордена за тобой здесь присмотрят.
Он не был уверен, что кот был способен понять слова, но, похоже, его голос оказывал на животное умиротворяющее действие. Если Поттер хоть немного осознает себя, может быть, он успокоится и сможет помочь.
Кот дрожал, но не пытался убежать, просто смотрел на Северуса с проблеском надежды и чем-то, похожим на доверие во взгляде…
«Вот явное доказательство, — подумал Снейп, — что Поттер не в себе».
Профессор быстро осмотрел животное. Да, раны были те же самые, которые он уже лечил… Что, если при новой трансформации они откроются снова? Это могло быть опасным. Вся эта история профессору очень не нравилась.
Если он только доберётся до того, кто издевался над его котом…
Северус быстро одернул себя. Ну, хорошо, хорошо, он устал и перенервничал. Поттер останется в этой комнате в образе кота, а он, черт возьми, найдет способ решить проблему, и не о чем больше будет говорить! И, дай Мерлин, у мальчишки не останется никаких воспоминаний о пребывании в Мэноре, в худшем случае придется наложить на него Обливиейт при первой же возможности.
Поттер, Шэди… проклятие, с его-то удачей у животного наверняка есть блохи!

Снейп быстро покинул комнату и прошёл на кухню к Дамблдору.
— Всё в порядке. Поттер вернулся в кошачью форму. Так лучше для его здоровья. Когда мы узнаем об этой истории больше и поймем, как лечить мальчишку, превратим обратно. Сейчас он в комнате и, похоже, более-менее успокоился. Постарайтесь не волновать его. Если что, я буду в Сюррее, проверю с помощью легилименции память тех магглов, что приютили эту ходячую катастрофу.
— Вы нервничаете, Северус. Что-то не так?
Снейп недовольно фыркнул.
— Всё просто отлично! За последние два дня я совсем не спал, должен был лечить мальчишку, которому предназначено спасти мир, но который даже имени своего не помнит, при этом никто понятия не имеет, как он был ранен; в любую минуту меня может вызвать Тёмный Лорд, а зелья для него не готовы; и в завершение всего я вынужден провести утро в семье самых отвратительных из всех известных мне магглов.
— И это вы еще не всю семью знаете, — заметил Дамблдор, не скрывая улыбки. — Северус, я никогда не найду верных слов, чтобы выразить, насколько я благодарен вам за то, что вы делаете… для Гарри и для всех нас.
Снейп немного расслабился.
— Не стоит, Альбус. Я первый заинтересован в том, чтобы история с Поттером закончилась благополучно. Больше всего меня волнует то, как он тянет руки ко лбу. Подозреваю, что хоть парень слаб и растерян, Тёмный Лорд почувствовал возвращение мальчишки и пытается проникнуть в его сознание…
— В таком случае, очень хорошо, что вы вернули его в анимагическую форму. Действительно разумное решение, даже если мне и больно видеть Гарри таким.
Снейп кивнул. Он понимал озабоченность директора, его страх, что Поттер полностью утратит свою личность… но, со своей стороны, зельевар находил кошачью ипостась мальчишки куда более приятной. Может, даже слишком приятной…
Проверив, что палочка хорошо закреплена на поясе, он накинул плащ.
— Может, стоит использовать дезиллюминационные чары, Северус? Магглы, особенно в Литтл Уининг, не привыкли к подобной одежде…
— Не стоит. Никто от этого не умрёт, а мой вид может спровоцировать интересные реакции, если другие волшебники появлялись поблизости в последнее время. Пожиратели смерти всегда остаются под чарами невидимости.
— Вы хотите осмотреть весь квартал? — удивился Дамблдор.
Снейп горько улыбнулся.
— Не хочу ничего оставлять на волю случая. Время слишком дорого… Когда в следующий раз меня вызовут в Малфой-мэнор, неизвестно, как скоро мне удастся вернуться оттуда. Нам нужно побыстрее найти ответы.
Дамблдор поднял было руку, чтобы ободряюще пожать плечо профессора, но передумал, увидев, как Снейп напрягся.
Директор вздохнул. Если у него и были какие-то сомнения на счет решения Северуса вернуть Гарри в анимагическую форму, сейчас они все развеялись.
Каждый на свой манер, и профессор, и его ученик имели собственное представление о чести и привыкли рассчитывать только на себя, что сближало их гораздо больше, чем они могли себе представить. Именно эта внутренняя связь позволила Снейпу принять верное решение относительно Гарри, и Дамблдор был бы только счастлив, если бы ему не приходилось волноваться за них обоих.
Заметив замешательство директора, Снейп почти улыбнулся, пытаясь успокоить его.
— …И, отвечая на ваш вопрос, — да, вы можете на меня рассчитывать, Альбус.
— Я никогда в этом не сомневался, мой мальчик, — тихо ответил тот.
— Если вдруг Поттер… Если вдруг случится что-то важное, сообщите мне.
Дамблдор кивнул, взглядом проводив мастера зелий до камина.
У него было странная уверенность, что этим утром на Гриммо ничего не случится…
— Снейп-мэнор!

Когда Северус вошел в свою лабораторию, всё в ней казалось не таким как раньше. Как будто прошли годы с тех пор, как он покинул эти стены с Шэди на руках…
Шэди. Вот что изменилось. Профессор посмотрел на кошачий свитер в кресле…
Он вздохнул, сам не понимая, что же он чувствует: раздражение, обиду или беспокойство. Но что бы это ни было, виноват был опять Поттер.
Северус кинул последний взгляд на свитер. Кот не пробыл здесь и двух недель, не трудно будет привыкнуть к его отсутствию.
Кот… Поттер! Снейп выругался про себя. Определенно сказывалось недосыпание. Достав флакон с зельем, он выпил содержимое; для визита к Дерсли понадобятся силы и ясное сознание.
Когда Северус размышлял обо всем этом, ему становилось все неуютнее, в этой истории слишком многое не сходилось… Но строить догадки не было времени. Положив несколько флакончиков с зельями во внутренний карман мантии, он с громким хлопком исчез из комнаты.

Как Снейп и предполагал, его появление на улицах этого квартала не вызвало никакой реакции со стороны обитателей, кроме, разве что, нескольких недовольных взглядов. Шансы, что так он сможет что-то прояснить, были невелики, но ему было необходимо немного прогуляться, чтобы развеяться перед встречей с магглами, так что этот повод был не хуже любого другого.
Наконец Снейп добрался до дома номер четыре по Тисовой улице и остановился напротив, чтобы лучше рассмотреть его. Значит, вот где вырос знаменитый Поттер… Ничего общего с Годриковой Лощиной.
Совершенно заурядный маггловский дом, как он и думал. Усмехнувшись про себя, профессор пересёк улицу, ухоженный садик и постучал в дверь.
Человек, открывший ему, наоборот, никак не походил на самого обычного маггла. Насколько толстый, настолько же и высокий, он занимал весь дверной проем. Рассмотрев визитера, толстяк залился краской. Набрав в грудь побольше воздуха, он как будто пытался еще сильнее загородить вход в дом.
— Мальчишка не вернулся! — гаркнул он, немного успокоившись и обретя способность говорить. — От него нет никаких вестей, к нашей огромной радости! Если он посмеет хотя бы показаться на пороге, я самолично отправлю его в преисподнюю. А теперь убирайтесь и оставьте нас в покое, пока я не вызвал полицию! У людей вашего сорта совсем нет уважения к семейному горю?
В конце фразы маггл уже кричал во весь голос.
«Вот вам образец ясного и информативного высказывания», — подумал Снейп.
Значит, у них кто-то умер… И Поттер имеет к этому отношение. Какого дьявола Дамблдор не посчитал нужным сообщить об этом? Как можно было отправлять человека с такой миссией, не сообщив ему столь важных сведений? Неужели директор опасался, что профессор зелий может отказаться помогать Поттеру, узнав, что тот натворил?
Разрозненные кусочки начали складываться в мозаику. Этот чертов подросток нашел-таки способ довести своих единственных родственников, совершив преступление настолько ужасное, что даже директор с его легендарным всепрощением не смог найти ему оправдание.
Снейп почувствовал, как в груди поднимается глухая злоба. Дамблдор и Поттер. Пара прохвостов…
— Будет лучше, если мы войдем в дом, если, конечно, вы не предпочитаете кричать на всю улицу, привлекая внимание соседей. Мне необходимо уточнить кое-какие детали, и я никуда не уйду, пока не узнаю всё, что меня интересует… — бесстрастно ответил профессор.
Несколько секунд Вернон Дерсли смотрел на него в упор, после чего издал звук, выразивший в полной мере его нежелание принимать под своим кровом такого гостя, но, тем не менее, позволил визитёру войти. Сделав шаг в сторону, маггл пропустил зельевара внутрь и захлопнул за ним дверь. Скрестив руки на массивной груди, он зло уставился на волшебника. Если бы Снейп не был настолько раздражён, то подобное детское поведение толстяка показалось бы ему даже забавным.
— Ваши жена и сын сейчас дома? — спросил профессор.
— Нет, черт побери, они уехали покупать новый компьютер для Дадли. Ему нужно отвлечься. После смерти тети, он… — Вернон раздраженно махнул рукой. Он же не собирается рассказывать о своей жизни этому уроду!
Снейп кивнул. Даже лучше, что они для начала поговорят вдвоем. Если Петуния узнает его, все может только осложниться.
— Приношу мои соболезнования, — сказал профессор с видом, соответствующим обстоятельствам. — Ваша сестра, полагаю?
— Правильно полагаете! — гаркнул Вернон. — И что бы у вас ни было в голове, даже не думайте, что я позволю вернуться под мой кров этому маленькому монстру, которого вы всучили Петунье пятнадцать лет назад! Всё кончено, вы слышите? Да пусть его хоть в ад утащат, он это заслужил! Что до меня, я им только ручкой помашу! Если Лорд-как-его-там хочет забрать мальчишку и свернуть ему шею, я подам ему Поттера на блюдечке!
Снейп напрягся. Какой бы глубокой ни была скорбь этого человека, подобные слова шокировали. Отдает ли толстяк себе отчёт, в какой опасности находится его племянник? Презрение и твёрдая уверенность на лице маггла, когда он говорил о Поттере, серьезно пугали.
— Могу я узнать об обстоятельствах смерти вашей сестры? — спросил профессор самым участливым тоном, на какой был способен.
— Автомобильная авария. Это же очевидно! — пророкотал Вернон, разрываемый гневом и переживаниями.
Это мало что объясняло Снейпу, но он попытался разобраться. Какое отношение к трагедии имел Поттер? Этим летом мальчишке было запрещено покидать дом.
— Какую роль сыграл Гарри в этой аварии?
— Какую роль? — прорычал Вернон, повышая тон. — Вы смеете спрашивать, какую роль?
Лицо маггла еще больше покраснело, и он начал угрожающе размахивать руками.
— Это всё по его вине! Всё! С самого начала! Контракты, завод, проблемы у бедняжки Дадли, авария Мардж! Да этот ребёнок — хуже чумы, притягивает несчастья ко всем, к кому приблизится!
Северус попытался скрыть свое недоумение.
— Прошу прощения, но, насколько мне известно, Гарри не было позволено покидать пределы дома. Каким образом он мог спровоцировать аварию? Это случилось на подъездной аллее?
— Какой аллее? Что за бред, на аллее! На автостраде! Мардж потеряла управление, когда была на автостраде, в Шотландии! Шотландия — какое странное совпадение, не правда ли? Как раз в тех краях, где находится эта школа для малолетних преступников, где Поттер живет большую часть года, так?
«Этот тип совершенно спятил, — подумал Снейп. — Или он настолько ослеплен болью… Но даже в этом случае всё, что он говорит — совершенно нелогично…»
Неожиданно Северусу пришло в голову, что он только что назвал мальчишку по имени, тогда как дядя парня употреблял только фамилию, Поттер.

Нет, определенно, с этой аварией что-то было не так. Профессору хотелось остановиться и как следует обдумать противоречивую информацию, собранную за последние часы. Но такой возможности не было. Вернона несло, и он не мог остановиться.
— Мардж потеряла контроль над управлением… как будто это случается каждый день… Если бы вы в этом разбирались, то сразу бы поняли, что это неспроста! Конечно же, нет! Этот маленький негодяй наколдовал, чтобы она умерла! Как если бы просто выстрелил в упор!
— Зачем ему было совершать такое? — озадаченно спросил Снейп, начиная раздражаться.
— Чтобы отомстить, конечно! Злопамятная тварь. Такой же негодяй, как его родители. Мардж отлично это знала и всегда ставила мальчишку на место. Как и все мы, но, видимо, недостаточно, судя по результату… Он раздул Мардж как воздушный шар только потому, что она пыталась заставить его принять правду о родителях! И вот, теперь эта авария. Чтобы мы поняли, сколько в нем дьявольского! Автомобильная авария!
— Я по-прежнему не вижу связи, — вставил Северус, борясь с начинающейся мигренью.
— АВАРИЯ! Поттеры! То же самое, что мы рассказывали мальчишке, чтобы не касаться истории с этими… — Вернон посмотрел на Снейпа и его палочку, которую тот машинально крутил в руках, и умолк, опасаясь высказать вслух свое отношение к волшебникам.
— Вы рассказывали Гарри, что его родители погибли в автомобильной аварии? — уточнил профессор, пытаясь свести в единое целое обрывочную информацию, вываленную на него магглом.
— Безработные и пьяницы… Пара тунеядцев сдохла, оставив нам на воспитание эту ошибку природы, своего сынка! Такое бремя все эти годы, и к чему это привело? Дадли травмирован, Мардж мертва, наша семья скоро окажется на улице… Нужно было вышвырнуть его в первый же вечер, как я и говорил Петунье, но — нет, мы должны были «защитить» этого дьявола, и мы его оставили. И кому стало хорошо?
«Определенно, не мальчишке», — подумал Снейп. Голова болела так, что его начало подташнивать. Во что он ввязался? Или лучше спросить, во что вляпался Поттер?
Профессор глубоко вздохнул, поборов иссушение запустить заклинанием legillimens в собеседника и таким способом вытащить всю нужную ему информацию. Спокойствие, сперва ему нужно кое-что проверить…
— Я бы хотел осмотреть комнату мальчика, — резко сказал он.
Вернон зарычал.
— Вы не пройдете дальше! Вы и вам подобные причинили нам достаточно зла! Я сказал, что мальчишки здесь нет, а теперь убирайтесь!
— Этот вопрос не обсуждается, — сухо ответил Снейп. — Его комната. Немедленно.
Пристально глядя на маггла, он небрежно поигрывал палочкой.
Вернон пробормотал что-то, явно похожее на оскорбление, и неохотно пошел к лестнице.

Изнутри дом был таким же вылизанным и правильным, как и снаружи. За исключением одной двери, перед которой остановился толстяк. Она была увешана тяжелыми замками и, казалось, провисала в петлях, как если бы ею регулярно хлопали или пытались её выломать.
Снейп колебался: это действительно комната Поттера? Они что, принимали его за дикое животное? Профессор совсем перестал понимать, что происходит…
Вернон открыл дверь и подбородком показал, что гость может войти.
— После вас, — предложил волшебник.
Маггл что-то пробормотал, но после секундного колебания вошел внутрь. Снейп последовал за ним.

Первое, что бросилось в глаза, — это решётки на окне. Дамблдор намекал на нечто подобное, но зельевару было сложно представить себе такое. В это время суток солнце было прямо напротив окна, и тень от решетки расчерчивала комнату, мешая рассмотреть что-либо еще.
Голые стены, продавленный матрас, пустой шкаф — все это придавало комнате вид тюремной камеры. Прошло только две недели, как мальчишка исчез… Значит, вот где рос знаменитый Гарри Поттер. Новые кусочки мозаики начали медленно занимать свои места в картине событий, которую профессор пытался собрать. Он попытался судить непредвзято.
— Что произошло в последний день, когда Гарри был здесь?
Вернон пробормотал что-то невнятное, потом, избегая взгляда профессора, прочистил горло.
— Я уже всё рассказал этому старому идиоту. Я велел мальчишке собирать вещи и убираться, сказал, что он больше тут не живёт.
— Что именно вы сказали?
Вернон заколебался, явно чувствуя себя не в своей тарелке. Это был подходящий момент.
Legilimens!
В ту же секунду Снейп оказался в почти полной копии комнаты, где они находились до этого. Какие-то вещи валялись на полу, шкаф был закрыт, и усталый подросток с опасением смотрел, как на него надвигается Вернон Дерсли, багровый от бешенства.
Мальчишка был худым, еще более худым, чем тот, что остался на площади Гриммо. Под глазами были синие круги, а на скуле виднелся синяк.
Она умерла!
Казалось, мальчик был удивлен не меньше, чем Снейп, но начал извиняться, даже не пытаясь понять, за что.
— Сожалеешь? — заорал Вернон. — Ты должен сожалеть! Это из-за тебя! По твоей вине!
Да, было очевидно, что Гарри тоже не понимает, в чем его обвиняют. Снейпу стало немного легче.
— Ты, с твоей ненормальностью… ты виноват… во всем! Приносишь несчастья! Притягиваешь смерть!
Пока Вернон обвинял племянника во всех мыслимых грехах, профессор заметил, что взгляд Гарри становится отсутствующим и все больше наполняется болью.
Северус застонал: мальчишка, взявший за правило не верить ни единому слову взрослых, без единого возражения соглашался с безумными обвинениями дяди. Где логика?
Виноватый вид подростка не укрылся от внимания Дерсли. Он медленно вытащил из брюк ремень и с отвратительной улыбкой намотал его на кулак, оставив свободно свисающую пряжку. Похоже, Поттер не осознавал, что его ожидало, а Снейпа пробрала дрожь: так вот откуда эти раны! Нет, невозможно! Он не осмелится!
Вернон оправдал его страхи, изо всех сил хлестнув мальчика по груди, но тот, чувствуя себя виноватым, почти не отреагировал на это. Второй удар, казалось, вывел парня из оцепенения, и на секунду Снейп поверил, что Гарри даст отпор, но стал лишь беспомощным свидетелем того, как мальчишка сдался.
Не пытаясь защититься, подросток принимал наказание, как будто заслужил его.
Профессор не верил своим глазам. Поттер… Поттер, сражавшийся с Волдемортом чуть ли не каждый месяц, победивший дракона и разогнавший дементоров, не признававший никаких авторитетов… И этот Поттер без единого слова согласился со всеми обвинениями в убийстве и был безжалостно избит за преступление, к которому не имел ни малейшего отношения!
Ремень опускался снова и снова. Железная пряжка рвала кожу, а мальчишка не делал ничего, чтобы защититься. Измученный, он упал на пол, почти потеряв сознание. Вернон пришел в еще большее неистовство. В его глазах светилось извращённое удовлетворение.
Наконец, окончательно обессилев, он напоследок несколько раз сильно пнул мальчишку.
«Вот когда была сломана рука», — подумал Снейп, видя, как ботинок со всей силы врезается в плечо подростка. А затем бьёт по рёбрам…
«Ещё одна вещь, которую я не проверил», — с горечью отметил профессор, услышав, как хрустнула кость.
— Ты здесь больше не живешь!
Кинув последний взгляд, полный ненависти и отвращения, толстяк плюнул на безжизненное тело парня и вышел, даже не оглянувшись.

Нет, Поттер тут точно больше не живет, даже если бы это и не совпало с желанием жирного мерзавца. Северус никогда этого не позволит… Что же до Дамблдора, мастер зелий даже не мог себе представить реакцию директора, когда тот во всех подробностях узнает, что именно произошло с его протеже.
Видение затуманилось. Снейп чувствовал себя отвратительно, почти больным, но останавливаться не собирался. Почему мальчишка не пытался защититься от обыкновенного маггла? И откуда этот виноватый вид, это смирение. Не прерывая заклинания, профессор стал искать другие воспоминания Вернона о племяннике.
И нашел…
Поттер этим летом, кричащий во сне и получающий пощёчины вместо утешения.
Поттер, чуть младше, до глубокой ночи занимающийся готовкой и уборкой в доме.
Поттер, измученный голодом, пытается стащить еду из холодильника, и за это его запирают в комнате.
Гарри, совсем маленький, плачет, потому что его слоноподобный кузен в плохом настроении избил его, а в довершение ко всему малыш получил пощёчину за то, что якобы спровоцировал брата.
Урод. Никчёмный. Сын алкоголика. Будущий уголовник. Ошибка природы. Обуза.
И последнее воспоминание: испуганный пятилетний мальчик с заплаканными глазами пытается забиться в самый дальний угол чулана и зажмуривается, когда огромная рука приближается к его лицу.
Достаточно! Да, этого более чем достаточно. Пролистнув пятнадцать лет жизни Поттера, Снейп не желал больше смотреть на это.
Как этот маггл посмел! Как он мог, он, эта карикатура на человека! И это вместо того, чтобы чувствовать гордость за оказанную честь воспитывать Мальчика-который-выжил! Выжил — самое подходящее слово, ведь, судя по всему, этому ребёнку приходилось выживать не один раз!
Да любая семья волшебников вырастила бы мальчика как родного сына, а этот маггл, приходящийся роднёй по крови… Он хотя бы представлял, что с ним сделает волшебный мир в день, когда всё это откроется?
Как мог мальчишка быть таким нахальным в Хогвартсе и таким забитым в своей семье? Конечно, в воспоминаниях Вернона Снейп видел несколько попыток того, что можно было расценить, как сопротивление Гарри-подростка, но ничего, равного рабской покорности, которую парень выказывал все эти годы… В то время как в Хогвартсе…
Снейп вспомнил несколько сцен с участием Поттера в замке. Поттера, но которого из них? Профессор задумался. Джеймс и Гарри настолько походили друг на друга, что в его сознании слились практически в один образ… и всё же…
Что бы сказал заносчивый Джеймс Поттер, увидев, как его сын прячется в чулане, или как его избивает ремнем тот самый человек, который должен был воспитывать мальчика как родного? Мародёр перевернулся бы в гробу… Но Северус был не в состоянии радоваться этому.
Его старинный враг больше не мог защитить своего ребенка, но он, Снейп, — мог. И это была прекрасная возможность вернуть старый долг Джеймсу.

Источник

Кот-который-выжил (джен)

Название: Shadow
Автор: Keina Snape
Ссылка: http://www.fanfiction.net/s/3770518/1/Shadow
Язык: Французский
Наличие разрешения: Разрешение получено

Чтобы скачать фанфик войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Сломанные крылья (джен) 33 голоса
Mutus (джен) 28 голосов
Однажды все может измениться. Часть 1. (джен) 14 голосов
О чёрных котах и белых воронах (джен) 14 голосов
Молчание (джен) 11 голосов
In saecula saeculorum (слэш) 4 голоса

Показано 3 из 13 | Показать все

Я что-то пропустила?! Появилась новая глава.

Добавлено 17.11.2013 — 18:55:
Нееет, не пропустила. А то уж очень испугалась прочитав последний отзыв)))

Оу, он не заброшен. начинала читать ещё на Сказках, потом забросила. Надеюсь, года через 2 прочту полностью)

С уважением, Грешница.

лебедь любви
Это перевод)
Переводчика не было на форуме практически два месяца)

Добавлено 28.01.2014 — 21:13:
А так. Один из любимых фиков. Надеюсь, что мы увидим проду)))

автор вы просто чудо успехов в работе

автор проды нет больше месяца когда глава ответе

Добавлено 18.03.2014 — 20:20:
и переводчикам переводите слишком долго

Спасибо за главу, она мне обеспечила хорошее настроение с утра)))

Маленький вопрос. В диалоге с Роном:
«— Слушай, старина, может, это и покажется странным, тем более что несколько минут назад мы чуть не выцарапали друг другу глаза, но. кажется, я тут спорол чушь.
Подняв бровь, Гарри повернулся к нему, скрестив руки на груди.
— Может быть?»
Гарри не должен был повторить за Роном? То есть, либо оба употребляют слово «кажется», либо оба «может быть». А то получается какая-то рассинхронизация в диалоге.

Кстати, Вы не в курсе, автор что-нибудь говорит про дописывание фанфика? А то у неё на всех сайтах последние видимые обновления — в июне 2013 года. Она, конечно, клялась и божилась, что обязательно допишет «Shadow», но это было два года назад. Может где-нибудь в комментариях есть более новая информация?

Но в любом случае, с нетерпением буду ждать продолжение перевода. Отношения Гарри со Снейпом здесь просто потрясающие. Хочется читать и читать))

Мерлин, какая красота с каждой главой, аж сердце замирает. Переводчики, милые, только не бросайте! Мы вас любим! Я бы попела еще дифирамбы автору, которые великолепно описывает историю, героев и их проблемы, но хотелось бы отметить исключительное качество перевода. Спасибо.
Море цветов, терпеливой музы и преданных читателей — нас, да!:))))
С нетерпением буду ждать дальнейшего развития ситуации. Накопилось уже столько вопросов, что невмоготу сдерживаться и не задать.

Добавлено 10.06.2014 — 16:42:
Кстати, все хотела спросить, а вы знаете, автор фика собирается продолжать писать? Меня смущает, что обновление фика нету с 17 марта прошлого года.

Ням, очередная вкусная глава! Правда, заканчивание на самом интересном месте — это жестоко по отношению к читателям)

от 10.06.2014 в 13:25

А ещё больше напрягает то, что записи на её жж не добавлялись с июня прошлого года((( Остаётся надеяться на лучшее

Нам надо собраться и написать ей, что русские читатели заждались)

переводчики спасибо вам большое за перевод

Добавлено 16.07.2014 — 12:12:
но я хочу знать когда прода

прода вышла ура ура переводчики вы молодцы как и автор

Не очень поняла, что случилось в зале(это гостиная залом названа?). Неужели Пожиратели как-то сумели проникнуть в Хог? Да еще и в гостиную Гриффиндора! Или это всего лишь эльфы?

Гарри такой смешной. Если уж подслушивать разговор, то до конца, а не сбегать на самом главном. Теперь напридумает себе мама не горюй. Лучше бы задался вопросом, с чего Рем решил, что Гарри его сын? Наверное, Поттер еще придет к этой мысли. Я надеюсь.
Когда повелся разговор о сыне, то сразу подумалось о Локи, хотя я прежде считала, что он старше Люпина, раз весь такой из себя необычный и сильный.

Как всегда замечательный перевод и даже ждать долго не пришлось))
Спасибо!

Плохо, конечно, но полезно для здоровья. Если, как было справедливо замечено, подслушивать до конца, а не сбегать на самом интересном месте. И вообще, моралью имеют возможность заморачиваться домашние мальчики, о которых есть кому позаботиться. А таким как Гарька, нужно жить по принципу «не верь, не бойся, не проси» и все средства хороши.

Новая глава ура пойду читать Длина комментария не может быть менее 30 символов эта надпись злит

Добавлено 07.10.2014 — 18:01:
класс зелёный кот наверное он милашка

А так всегда. Пока не закончится)))

Ух ты, вот это сильно!

Но блин, с какой же омерзительной стороны все эти «сторонники света» себя показывают, аж обидно делается, что в итоге они остаются абсолютно безнаказанными — «свет же ж»

61 глава и до сих пор не закончен?! вот это эпос

«— Вот что приключается с чересчур любопытными кошками, — в тон ему ответил Снейп, — а также с эгоцентричными юношами. Думаю, пора отправляться в мои комнаты и хорошенько поужинать. Позднее мы всё обсудим.

— Ремус мне не отец, это вы отец, да? — жалобно спросил Гарри.

— Главную мысль ты ухватил, — согласился Северус, слегка улыбнувшись.»

Вроде и жалко Гарри, и смешно одновременно. Он тут такая надутая подвыпившая лапочка.

от 20.04.2015 в 00:13

Allay , с возвращением, удачи! Побежала читать.

Добавлено 29.08.2015 — 12:50:
«— Вы… вы извинились? За что? — испуганно спросил Гарри.

— За плохое поведение и неуместные слова моего сына, — ответил Снейп, подчеркивая каждое слово» Какая прелесть!

А сейчас начнется перевоспитание Драко Малфоя?

Урра! С нетерпением жду новые переводы.

Последняя глава в 2013( Или есть еще где-то публикация?

Последняя глава в 2013( Или есть еще где-то публикация?

от 18.09.2015 в 22:44

говорила о переводе, а не о новой главе.

>>Ты вернулся к себе, мой львёнок…

И дальше розовые сопли, бгг. И ладно будь Гарри лет на 10 младше. Хотя ладно, всё не настолько плохо, чтобы не читать дальше))

>>Ты вернулся к себе, мой львёнок…

И дальше розовые сопли, бгг. И ладно будь Гарри лет на 10 младше. Хотя ладно, всё не настолько плохо, чтобы не читать дальше))

К счастью (или нет), Северус проявляет свои эмоции только наедине с собой(Гарри же спал). Так что, не такие уж это и сопли))

Добавлено 17.10.2015 — 20:43:
Кстати, дорогие переводчики, а когда нам ждать новый кусочек? Уже хочется. )

от 17.10.2015 в 20:42

Бред, нет тут никакой гомосятины. А драма, кровь и чувства — все на своих местах. О вкусах не спорят, конечно.

Дорогие переводчики, когда нам ждать продолжения? Очень уж хочется.

— Потом я вернусь домой» Как-то двусмысленно это прозвучало. Домой это куда, в башню? Или к Снейпу?

Замечательная глава! Я уже и не надеялась)

Спасибо переводчикам!!
Радует весть, что продолжение не за горами ^..^ Очень ждем.

>>заражённых Герйбеком — перепутаны буквы

>>« усыновление» — лишний пробел

Блин, что-то эти Дерсли режут мне глаз.

П.С. Ну и Поттер — истеричка, ИМХО это всё-таки перебор в его возрасте, даже с учётом его последних психологических травм, для сопляка из «Новый дом для Гарри» такое поведение выглядит как-то правдоподобнее.
Но таки-спасибо!

Вообще говоря, в его возрасте бушуют гормоны, к тому же проблемы из-за силы Волдеморта (это я про чувствительность к магии. В доме 4, наверняка очень много негативной энергии и воспоминаний), и то, что с ним сделали Пожиратели. Все наслоилось. Мне сначала показалось, что у Дурслей в своей комнате, Гарри увидел богарта. Дядя уж очень реальный получился.
Да бог с ними с истериками, какой тут Северерус. Как глоток свежего воздуха! А продуманность развития севвитуса, да и проблемы Люпина органично втерты.
Вы смотрите в глубь, а не наносное.
К тому же, какой смысл высказывать недовольства переводчикам. Они-то что могут сделать.

от 02.02.2016 в 13:24

Да, Люпин несколько напрягал не только Гарри, но и читателя. Ну зато, теперь понятно, что у него случилось и откуда такой чудесный сынуля)) Боюсь они с Гарри слишком оптимистично настроены насчет Локи. Хоть у Снейпа нет иллюзий.
Вы знаете, лучше пусть Гарри немного попсихует, а Снейп его откомфортит, чем полномасштабный ангст и треш, как иногда бывает в фиках. Здесь Гарри еще вполне вменяемый. Кажется, в Кровь Принца и его сиквеле Поттер совсем себе на уме.
Севвитусов так мало стало, и этот фик радует глаз.

Источник

Читайте также:  Массаж кота при артрите

Котята и постарше © 2021
Внимание! Информация, опубликованная на сайте, носит исключительно ознакомительный характер и не является рекомендацией к применению.